Отношения по фрейду

Браун и ПОСТФРЕЙДИСТЫ

ФРЕЙД и ПОСТФРЕЙДИСТЫ

Brown, J. Freud and the Postfreudians. London: Penguin, 1961. © Дерябин А.А., пер. с англ, 1993.

В 30-х гг. по отношению к биологической предопределенности человеческой психики в среде постфрейдистов выделилось два направления: «правое» крыло, сторонники которого ориентировались на углубленное проникновение в инфантильные переживания пациента, и «левое», ориентированное на вскрытие социальной и культурной основ человеческой индивидуальности.

Сторонники последнего, в лице Хорни, Фромма, Салливена и др. отвергли постулаты об однозначно анатомической детерминации различий между полами, о стадиях психосексуального развития и эдиповом комплексе и сделали упор на важность межличностных взаимоотношений и социокультурного влияния на личность.

Зачатки интерперсональной теории в психоанализе появились в работах Ференчи, но ее современная форма идет от Хорни, Фромма и Райка. Карен Хорни стала известна во многом благодаря своим книгам, а не терапевтической работе и прямому воздействию на своих последователей в роли преподавателя. Фактически, за пределами США ее влияние на аналитиков отсутствовало, чего нельзя сказать о психологах с их более спекулятивными умонастроениями.

Теоретические взгляды Хорни несут на себе отпечаток следующих влияний: (1) сопротивление антифеминизму Фрейда; (2) марксизм и социалисты; (З) индивидуальная психология Альфреда Адлера; (4) тот факт, что формирование Хорни как личности и психолога происходило в американской культуре. Различия с Европой с ее меньшей свободой и большей приверженностью догматичным верованиям, убедили Хорни в том, что многие невротические конфликты, в конечном счете, определяются культурными условиями.

Ниже будет рассмотрена критика Хорни основных положений ортодоксального психоанализа и ее собственная теория личности.

Критицизм Хорни в отношении Фрейда во многом отражает позицию других неофрейдистов. По ее мнению, бесспорный вклад Фрейда в психологию состоял в том, что он ввел в науку о личности свою фундаментальную триаду концепций:

  1. Мысль о том, что психические процессы могут быть жестко детерминированы. Осознаем мы бессознательные импульсы или нет, наше осознание не устраняет их и не убавляет их эффективности.
  2. Мотивы действий и чувств могут быть бессознательными. Бессознательная мотивация остается бессознательной, т.к. мы заинтересованы в этом.
  3. Природа мотивации эмоциональна.

Хорни, однако, считала фрейдистскую концепцию бессознательной мотивации слишком формалистичной: «Осознание установки (attitude) включает в себя не только знание о ее существовании, но также [. ] знание функции, которую она выполняет. Если этого нет, установка остается бессознательной даже если временные проблески знания достигают рассудка» (Horney, 1939).

Идея Фрейда об эмоциональной природе мотивации создала почву для развития современных концепций личности как динамической системы, в отличие от механистичных и статичных взглядов XIX века. Психодинамическая теория утверждает, что мотивация лежит в эмоциональное сфере, и что для понимания человеческой личности необходимо брать в расчет влечения, драйвы (drives), которые часто находятся в конфликте друг с другом.

Рассуждая о вкладе Фрейда в развитие психотерапевтической практики, К. Хорни особенно отмечает три его открытия: (1) перенос, (2) cопротивление и (З) метод свободных ассоциаций.

Однако она не останавливается на констатации того, что реакция переноса по отношению к терапевту является повторением пациентом инфантильного отношения к родительской фигуре. По ее мнению, необходим тщательный анализ эмоциональных реакций пациента в ходе психоаналитической ситуации, именно они позволяют найти прямой путь к его эмоциональной структуре и, следовательно, его трудностям: «Я верю: будущее терапии заключено в более точном и глубоком наблюдении и понимании реакций пациента» (Horney, 1939).

Понятие сопротивления основано на предположении, что у пациента есть веские причины не желать осознания некоторых влечений и, следовательно, чем более мы способны обнаружить способы, которыми он защищает свои позиции (эго-защиты), тем более эффективной станет психотерапия.

Хорни считала, что основные взгляды Фрейда несут на себе отпечаток философских воззрений XIX века.

В конце концов Хорни называет мышление Фрейда механицистско-эволюционистским. По Дарвину, сегодняшние вещи прошли эволюцию через ряд ступеней развития. По Фрейду же они не только обусловлены прошлым, они не содержат в себе ничего кроме прошлого. Хорни имеет в виду точку зрения Фрейда, что вся психическая жизнь индивида представляет собой бесконечное проигрывание событий, которые произошли с ним в раннем детстве, в возрасте до 5 лет. Например, рождение – это первая ситуация, вызывающая тревожность. Все последующие формы тревожности суть повторение первоначальной основополагающей тревожности, испытанной во время рождений. Хорни отмечает, что одно дело сказать, что рождение – это исходная ситуация, порождающая тревожность, но совсем другое – считать, что все последующие переживания этого чувства являются лишь повторением того , первоначального, испытанного в первые минуты жизни.

Отвергая идею Фрейда об эдиповом комплексе как основополагающем невротическом конфликте, Хорни считает что он может проявляться в двух ситуациях, в зависимости от обстановки: (1) сексуальная стимуляция ребенка со стороны матери или отца, (2) тревожность, развившаяся у ребенка , как реакция на фрустрирующую ситуацию в доме. «Когда ребенок, будучи зависимым от своих родителей, чувствует угрозу с их стороны и то, что любое проявление враждебности направленное против них, небезопасно для него, тогда существование этой враждебности обуславливает возникновение тревожности. Стремясь избавиться от последней, ребенок может привязаться к одному из родителей». Результирующая картина может выглядеть при этом в точности как описывал Фрейд.

Желание, которое Фрейд описывал как любовь к себе (self-love), или нарциссизм, а Адлер как стремление к превосходству и власти, Xорни объясняет следующим образом. Если индивид чувствует, что «окружающие не любят и не уважают его таким, какой он есть, то они, по крайней мере, должны демонстрировать ему свое внимание и восхищение. Восхищение окружающих подменяет собой их любовь.» Таким образом, желание – это не выражение любви к себе, а скорее следствие недополучения любви со стороны окружающих. «Эгоцентрические личности не только не способны любить других, они также не способны любить самих себя» – пишет Эрих Фромм в «Человеке для самого себя».

В оценке того факта, что Фрейд интерпретировал желание женщины стать мужчиной исходя из посылки, что женщина изначально биологически неполноценна, Хорни близка к Адлеру. «Необязательно считать, что женское чувство собственной неполноценности основывается на том, что она женщина. Любая персона, принадлежащая к непрестижной группе или группе менее привилегированной, стремится использовать свой социальный статус как прикрытие для чувства неполноценности разной природы». Что является источником этого чувства – это уже другой вопрос.

Там, где Фрейд видел эдипов комплекс, Хорни видит «базальную тревогу» – основу всех неврозов.

Базальная тревога описывается Хорни как чувство «собственной незащищенности, слабости, беспомощности, незначительности в этом предательском, атакующем, унижающем, злом, полном зависти и брани мире». Все эти чувства появляются в детстве, когда родители обделяют ребенка теплом и вниманием (обычно по причине зацикленности на своих личных неврозах). Безусловная любовь чрезвычайно существенна для нормального развития ребенка, и если ее нет, внешняя среда становится для него враждебной. «Ребенок страшится не просто наказания за какое-то свое запретное желание, окружение представляет собой угрозу его вполне законным стремлениям и правам. Это не фантазия подобно страху кастрации, это страх, имеющий под собой вполне реальную основу» (Horney, 1939).

Ребенок растет, чувствуя, что мир вокруг него опасен и враждебен, что он не в состоянии отстоять свои права, что он «плохой» и что одиночество здесь в порядке вещей. Он слаб и хочет, чтобы его защищали, заботились о нем, чтобы другие приняли на себя всю ответственность за него. С другой стороны, его естественная подозрительность к окружающим делает доверие к ним практически невозможным. Пытаясь избавиться от тревожности, ребенок развивает в себе невротические защиты от нее: привязанность, власть, уход и подчинение.

Невротические защитные механизмы:

В «Невротической личности нашего времени» Хорни рассматривает дополнительные невротические тенденции (всего 10), отмечая, что она представляет себе невротическую структуру в виде микрокосма, ядром которого является одна из 10-ти описанных ею невротических черт. Хорни считает, что все они основываются на трех основных установках по отношению к окружающим: в движении К людям, ПРОТИВ людей и ОТ людей.

Базовые ориентации личности

Теорию невроза Хорни теперь формулирует так: основа закладывается базальной тревогой в детстве и, стремясь справиться с угрозой, исходящей от враждебного ему мира, человек вырабатывает одну из трех защитных стратегий. Стратегия «ОТ людей»: индивид не желает ни пренадлежать другим, ни соперничать с ними и сохраняет отстраненную позицию. Стратегия «ПРОТИВ людей»: индивид допускает и считает не требующей доказательств враждебность окружающих, и делает выбор в пользу борьбы с ними. Стратегия «К людям»: невротик принимает свою беспомощность и полностью полагается на других. В каждой из перечисленных установок сдается акцент на один из компонентов базальной тревоги: изоляцию, враждебность или беспомощность.

Индивид начинает с «темного прошлого» (базальная тревога), затем прячет свой страх под респектабельностью, а также при помощи целого комплекса мер (базальный конфликт). В то же время он оказывается втянутым в новые конфликты и решение их (защитные механизмы), а исходный конфликт остается относительно несущественным по сравнению с той громадой, которая имеет его в своем основании.

3ашитные механизмы, описанные Хорни, индивид использует в качестве «второй линии обороны» при решении своего базального конфликта:

  1. часть конфликта может «затмеваться», а на передний план выдвигаться противоположная характеристика, подобно реактивному образованию («Реактивное образование» или «реакция-формация», от англ. reaction-formation ) у Фрейда;
  2. индивид может самоизолироваться от общества – при движении ОТ людей это проявляется и как защита, и как часть базального конфликта,
  3. формирование образа идеального «Я» : «Я совсем не то жалкое создание, каким вы меня себе представляете! Посмотрите на мои высокие идеалы честности, независимости, доброты и милосердия – вот какой я на самом деле!»
  4. экстернализация – невротик видит причины своих конфликтов не внутри себя, а во внешнем мире.

«Идеализированный образ Я» соответствует фрейдистскому суперэго и «фиктивным целям» Адлера. Хорни пишет, что «суперэго» или «идеализированный образ Я» препятствуют росту, т.к. они либо осуждают недостатки человека, либо просто отрицают их, идеалы же должны быть динамичными и побуждающими человека к достижениям. Необходимо отметить три финальных различия во взглядах Хорни и Фрейда. Во-первых, она считает, что развитие ребенка не определяется только физическими, либидозными влечениями, сами эти физические манифестации являются лишь следствиями некоторых характерных черт, сформировавшихся как отклик на общую сумму всех переживаний, всего опыта ребенка. Фиксация на анальной фазе, к примеру, в таком случае – это только одна черта характера человека, который тверд в своем намерении никому ничего не давать, а оральная жадность – лишь одно проявление жадности как генерализованной установки.

Во-вторых, по мнению Хорни, Фрейд неудачно объяснял, почему невротические стремления компульсивны и так сильны по сравнению с нормальными. Причина, считал Фрейд, в том, что невротик следует принципу удовольствия, не справляется, следовательно, с фрустрациями и инфантилен. Хорни видит это совершенно в другом свете: стремления невротика к «любви», «власти» и «свободе» на самом деле не являются таковыми. В действительности это – поиски безопасности и избавления от тревожности. Именно такова мотивация невротика, и именно поэтому его стремления компульсивны.

Говоря о влиянии общества на психическое здоровье индивида, Хорни отмечает противоречия, которые несет в себе каждая культура и образ жизни, буде то американский или какой-либо другой. Для Америки характерно противоречие между конкуренцией и стремлением к успеху с одной стороны и идеалом братской, христианской любви с другой. Между стимулированием потребностей индивида с помощью рекламы и неспособностью удовлетворить их. Между убежденностью индивида в ценности свободы и все усиливающихся ограничениях, накладываемых на него внешней средой. Все эти факторы психологически влияют на человека и усиливают его чувство изолированности и беспомощности.

В заключение следует отметить, что Хорни, к сожалению, никогда не занималась детальной проработкой своей концепции психической структуры личности. Например, не ясно, как в том или ином случае возникает одна, а не какая-нибудь другая комбинация невротических черт. Существует множество аспектов, которых ее теория не касается вообще – символика сновидений, смысл симптомов, причины, по которым у больного развивается один тип невроза, а не другой, мифология и т.д. Теория Хорни – это, в сущности, эмпирическое построение структуры невроза, отправной точкой которого является анализ эго пациента, и в этом смысле она представляет гораздо больший интерес для психотерапевтов, чем для ученых. Рассматривать его в качестве научного описания личности, по-видимому, не имеет смысла, однако наблюдения Хорни и ее критицизм поистине блестящи и, определенно, принесли свои плоды.

Гарри С. Салливен, коллега К. Хорни и Э.Фромма, коренной американец, впервые получил широкую известность как психотерапевт, занимаясь лечением шизофрении у молодых людей. Нужно сказать, что его система трудно поддаемся обобщению и описанию, во-первых, по причине того, что он вообще мало писал (только статьи в психиатрических журналах, единственное нормальное изложение его взглядов при жизни можно найти в книге «Концепции современной психиатрии», изданной в 1947 г.), во-вторых, потому что ему было свойственно использование неологизмов и технического жаргона, даже в тех случаях, когда сложность предмета этого совершенно не требовала.

Говоря о тревожности, Салливен использует понятия из психосоматики. Он отмечает, что удовлетворение биологических влечений обычно сопровождается снятием физического напряжения как во внутренних органах, так и в скелетных мышцах; происходит это непроизвольно. Под действием парасимпатической нервной системы расслабляются внутренние органы (удовлетворение снимает необходимость в дальнейших действиях), и внешняя мускулатура, находящаяся под контролем ЦНС, также стремиться к редукции напряжения. Тревожность, опасность и препятствие в удовлетворении желания производят противоположный эффект: симпатическая стимуляция приводит к повышению тонуса внутренних мышц, что сопровождается напряжением скелетных мышц под действием ЦНС. Естественный цикл младенца: сон – голод (сокращение мышц желудка) – крик – удовлетворение – сон.

Самость характеризуется тем, что однажды развившись, она стремиться сохранять свою форму и направленность как система, чьей базовой функцией является преодоление тревожности. Несмотря на то, что самый ранний опыт одобрения или неодобрения своего поведения взрослыми ребенок приобретает задолго до появления у него способности к рассуждению и анализу, установки, которые у него формируются в этот период жизни, оказываются в высшей степени жесткими и долговечными. На следующих стадиях развития индивид приобретает способность задавать вопросы и сравнивать свои ощущения, однако он так никогда и не избавляется от багажа влияний, испытанных им, когда он еще не умел мыслить и анализировать.

Любое переживание, входящее в конфликт с самостью, вызывает тревожность и обуславливает собой такое поведение, которое направлено на нивелирование его истинного смысла. Переживание может быть проигнорированно, диссоциированно, либо «не понято». По терминологии Фрейда, в действие вступают эго-защиты. Именно это имеет в виду Салливен, когда говорит о том, что самость стремиться сохранять относительно фиксированную форму, даже если она кажется жалкой и убогой: «Она будет задерживать и искажать любое смутное ощущение дружественности по отношению к окружающим, так же как и любое встречное проявление дружеского расположения. Пережив в раннем детстве негативный опыт, люди становятся «жалкими карикатурами на то, кем они могли бы быть».

*** Хорни, Салливен, Фромм а также Кардинер создали направление, которое стало известно как «неофрейдистская школа аналитиков». Несмотря на различия в деталях, они были едины в следующем:

1. Для понимания человеческой природы намного важнее рассмотрение социальных и культурных, нежели биологических, факторов.

2. Теории инстинктов и либидо устарели, т.е. эдипов комплекс, образование суперэго и надуманная неполноценность женщины – это культурные особенности, а не универсальные характеристики. И хотя возможны биологические причины возникновения оральной и анальной фаз, последние могут значительно видоизменяться под действием культурных факторов.

3. В изучении образования характера, тревожности и неврозов акцент смещен на «межличностные взаимоотношения».

4. Не характер является результатом сексуального развития, а наоборот, характер определяет сексуальное поведение.

Источник:
Браун и ПОСТФРЕЙДИСТЫ
ФРЕЙД и ПОСТФРЕЙДИСТЫ Brown, J. Freud and the Postfreudians. London: Penguin, 1961. © Дерябин А.А., пер. с англ, 1993. В 30-х гг. по отношению к биологической предопределенности
http://www.psychology.ru/library/00081.shtml

Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Теория объектных отношений стала развитием и углублением ряда классических фрейдовских постулатов и, не отказываясь от собственной родословной, сохранила преемственность и связь с «отцовской» доктриной. М.Кляйн, Д.Винникот и др. аналитически-ориентированные исследователи детства довели до логического завершения фрейдовский проект реконструкции ранних воспоминаний и переживаний, сосредоточившись на отношениях первого года жизни. В эту, почти мифическую, сферу, где фактам соответствуют иллюзии (те иллюзии, из которых, собственно и проистекает все, что позднее мы считаем фактами), Фрейд заглядывать не решался – видимо, считал попросту невозможным сделать это, сохраняя научную объективность.

На мой взгляд, огромное значение для психологии семьи и, в частности, для прояснения генеалогии этой науки, имеют три семейные истории, рассказанные Фрейдом: случай Доры, случай «маленького Ганса» и «Человек-Волк». Эти три случая замечательно дополняют друг друга, описывая субъектов с разными поло-возрастными характеристиками (девушка, мальчик, молодой человек) и с различной симптоматикой. Важнейшие для психологии семьи выводы, проистекающие из анализа этих случаев, я сформулирую в виде следующих тезисов.

1. Симптоматика идентифицированного пациента может трактоваться как символическое отражение его нарушенных внутрисемейных отношений, симптом – символ, обозначающий брешь или изъян в этих отношениях. Подобрать ключ к пониманию симптома значит найти недостающие или слабое звено в семейной системе, «ахиллесову пяту» семьи. Так, хроническое заболевание отца Доры и болезненные состояния самой Доры символизируют различные аспекты неблагополучной семейной ситуации: «заморозки» в супружеской подсистеме и наличие тайной структуры отношений, размыкающей границы семьи и угрожающей ее стабильности («дружба» отца с супругами К). В свою очередь, страхи маленького Ганса отражают тревогу и напряженность в отношениях его родителей.

2. Симптоматика идентифицированного пациента может трактоваться как символическое отражение установившейся в семье структуры власти, иерархии и либо поддерживает эту иерархию, когда ей что-то угрожает, либо служит средством ее подрыва, бунта, саботажа.

3. Симптоматика идентифицированного пациента служит средством (инструментом) влияния на взаимоотношения между другими членами семейной системы, дестабилизируя их или восстанавливая нарушенный баланс. Так, симптоматика маленького Ганса, развившаяся после рождения его сестры, обеспечивает ему тревожное внимание родителей и служит их сплочению в заботе о нем.

4. Власть в семье неким неизвестным ребенку образом сопряжена с сексуальностью; взаимодействие между родительской и детской подсистемами регулируется, а внутренние границы семьи – поддерживаются сексуальными запретами. Детский кошмар Сергея Панкеева (Человека-Волка) – пирамида из забравшихся друг на друга волков – метафора не только коитуса родителей, но и властной вертикали в семье: сексуальность и власть переплетены в жизни семьи и изгнаны / вытеснены из детского сознания.

5. Власть в семье имеет форму знания, осведомленности (прежде всего, о происходящем в сексуальной сфере), а неведенье – это, соответственно, отсутствие (лишение) властных полномочий.

В западноевропейской культуре далеко не каждый член семейной системы может претендовать на знание. Ведь знать, в особенности то, что сакрально и относится к самим истокам и основаниям системы, значит располагать властью. Некоторые вещи, в которых как раз и обнаруживается ключ к тайнам семейной системы, ребенку, в силу его положения в этой системе, видеть и знать не дозволено. Нелегитимное получение ребенком таких запретных знаний (при первичной сцене) опасно как наказуемое посягательство на устои семьи, как угроза установленной в ней структуре власти.

6. То, что скрыто, тайно, не допущено в детское восприятие / сознание или изгнано из него, определяет структуру индивидуальной памяти, создавая необходимость во всевозможных смещениях, перекрывающих воспоминаниях и парамнезиях. Семейные тайны и призванные «покрывать», вуалировать их семейные мифы оказываются важнейшими факторами формирования личности, ее Эго, самосознания или, пользуясь более поздней, постфрейдовской терминологией, идентичности и личностного мифа.

7. Фрейд констатирует наличие явных и скрытых структур отношений в семье. Наряду с явной, «фасадной», предъявляемой для обозрения структурой, анализ позволяет выявить скрытую, как правило, нелегитимную подструктуру, элементы которой (друзья семьи, любовники) могут находиться за формально установленными границами семейной системы.

8. Симптоматика идентифицированного пациента обуславливается его положением в скрытой структуре отношений или является результатом болезненного соприкосновения с такой структурой (Примером может служить положение Доры в скрытой / тайной структуре отношений между ее отцом и супругами К, отведенная ей в этой нелегитимной системе роль объекта обмена, «разменной монеты»).

9. Фрейд одним из первых показал патогенное значение семейных тайн. Ими «болеют», причем разгадка не всегда означает исцеление. Каждый человек – «Эдип», а его семья – сфинкс, загадки которого разгадывать и мучительно, и опасно, но так уж «на роду написано». В лучшем случае, на помощь в этом нелегком деле приходит психоаналитик.

Такая западноевропейская история семьи с поистине античными мотивами просматривается сквозь ткань трех семейных историй, рассказанных Фрейдом.

Источник:
Журнал Практической Психологии и Психоанализа
Комментарий: Данная статья была представлена в качестве доклада на 3-ей Международной научной конференции “Психологические проблемы современной семьи”, состоявшейся 16-18 октября 2007 в Москве.
http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=2978

Теория объектных отношений эдипов комплекс по фрейду

Теория объектных отношений эдипов комплекс по фрейду

В основном, когда говорят о психоанализе, на ум приходит имя Фрейда и его теория влечений (драйвов), но в настоящее время в психоанализе концепция объектных отношений занимает чуть ли не главенствующее положение. Без понимания объектных отношений невозможно объяснить развитие пограничной и психотической патологии.

Именно на основе теории объектных отношений в практике психоанализа родились экспрессивная и поддерживающая модели техники (с целью лечения пограничных и психотических пациентов).

В теории эдипов комплекс по Фрейду понятие "объект" было представлено с самого начала. Он рассматривал объект как средство удовлетворения влечений, а объектные отношения в связи с проявлением влечений. Но Фрейд не пытался описать процесс их развития независимо от влечений.

Кроме того, в работах Фрейда главное место отводится Эдипову комплексу как узловому в развитии психопатологии, и он сам признавал, что природа до эдиповых объектных отношений была для него не очень понятной.

Мелани Кляйн занималась как раз именно этим, и она постулировала, что объектные отношения "врожденны", т.е. психика как бы уже с самого рождения имеет зачатки Эго и готовность к объектным отношениям. Она постулировала, что первым таким объектом для ребёнка (отдельным от него самого) является материнская грудь. И его отношения именно с материнской грудью являются определяющими для его дальнейшего психического развития.

Далее (примерно в 3 мес.) ребёнок начинает выделять глаза матери, и именно от этого глазного контакта (от его качества) зависит успешность или не успешность преодаления ребёнком депрессивной позиции (по М. Кляйн) и т.д. Т.е., здесь важно не просто наличие самого объекта, на который направлены влечения, но и качество взаимодействия с этим объектом: насколько мать способна обеспечивать ребёнку холдинг (удерживание), контейнирование (переработка по У.Биону) его деструктивных импульсов и т.д.

Также Д. Винникот ввёл понятие "переходный объект". Переходный объект возникает (и должен возникнуть в норме) у ребёнка в ответ на разлуку с матерью (когда мать отлучается ненадолго от ребёнка). В качестве переходного объекта может служить мягкая игрушка или, например, какое-нибудь одеяло. Одним словом то, что может ребёнку напоминать о матери в её отсутствие. Переходный объект служит необходимым элементом для развития в последующем сублимационной деятельности.

Источник:
Теория объектных отношений эдипов комплекс по фрейду
В основном, когда говорят о психоанализе, на ум приходит имя Фрейда и его теория
http://dovrachebnyj.ru/2011/06/teoriya-obektnyx-otnoshenij-edipov-kompleks-po-frejdu/

(Visited 8 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Что сказать мужчине после ссоры Если мужчина после ссоры не берет трубку В жизни каждой пары бывают не приятные моменты,… (2)

Самые добрые слова Добрые слова Притча о роли, которую имеют добрые слова в нашей жизни — Айкидо, —… (2)

Письмо девушке с извинениями Извинения любимой девушкеПрости меня, моя родная,Моя хорошая, прости!Я очень виноват, я знаю!Свою обиду отпустиИ не… (2)

Как себя вести если муж не ночевал дома советы психолога Как себя вести если муж не пришел ночевать домой, советы психологаКак себя вести если муж… (2)

Женатый козерог любовник Как увести женатого мужчину и его удержать? Он женат! Так сложилось, что вы просто раньше… (2)

COMMENTS