Классики о женщине

Классики о женщине

В них солнце мая,

В них любви расцвет!»

(Имре Кальман «Сильва»)

Слова Дербенев Л. Музыка Крылатов Е.

Ищи, не ищи, у любви все равно

Нет точных путей и готовых ответов

Лишь знаю одно, я знаю одно

В любви не решает всего красота

Должна быть в женщине какая-то загадка

Должна быть в женщине какая-то загадка

Должна быть тайна в ней какая-то

Как будто на свете нет пасмурных дней

Но стать для кого-то единственной в мире

Поверьте, трудней, намного трудней.

И то, что сказать не сумела вам я

И то, что загадка у женщины каждой

Должна быть своя, и только своя

Ты — женщина, ты — книга между книг,

Ты — свернутый, запечатленный свиток;

В его строках и дум и слов избыток,

В его листах безумен каждый миг.

Он жжет огнем, едва в уста проник;

Но пьющий пламя подавляет крик

И славословит бешено средь пыток.

От века убрана короной звездной,

Ты — в наших безднах образ божества!

Тебе мы служим, тверди гор дробя,

И молимся — от века — на тебя!

С ветром в поле когда-то обвенчана,

Вся ты словно в оковы закована,

Драгоценная моя женщина!

Словно с темного неба сошедшая,

Ты и песнь моя обручальная,

И звезда моя сумашедшая.

Обниму их с неистовой силою,

И слезами и стихотвореньями

Обожгу тебя, горькую, милую.

Дай войти в эти очи тяжелые,

В эти черные брови восточные,

В эти руки твои полуголые.

Что не сбудется — позабудется.

Отчего же ты плачешь, красавица?

Или это мне только чудится?

И тишина как на дне.

Ваше вВеличество Женщина,

Да неужели ко мне?

Тусклое здесь электричество,

С крыши сочится вода.

Женщина, ваше величество,

Как вы решились сюда?

О, ваш приход — как пожарище.

Дымно, и трудно дышать.

Ну, заходите, пожалуйста.

Что на пороге стоять?

Кто вы такая? Откуда вы?!

Ах, я смешной человек.

Просто вы дверь перепутали,

Улицу, город и век.

Теперь, покорствуя судьбе,

Спокойно, в тихое раздумье

Я погружаюсь о тебе,

Цвет мира — женщина — слиянье

Лучей и мрака, благ и зол!

В тебе явила нам природа

Последних тайн своих символ,

Грань человеческого рода

Тобою перст ее провел.

Она, готовя быт мужчины,

Глубоко мыслила, творя,

Когда себе из горсти глины

Земного вызвала царя; —

Творя тебя, она мечтала,

Начальным звуком уст своих

Она созвучья лишь искала

И извлекла волшебный стих:

Живо, томительный и гибкой

Сей стих — граница красоты —

Сей стих с слезою и с улыбкой.

С душой и сердцем — это ты!

Сидела Измена худая и злая.

А рядом, под вишней, сидела Любовь,

Рассветное золото в косы вплетая.

Они отдыхали у горных озер.

И вечно вели нескончаемый спор —

С улыбкой одна, а другая с презреньем.

Верность, порядочность и чистота.

Мы светлыми, добрыми быть должны:

В этом и красота!

Да кто тебе скажет за это спасибо?

Тут, право, от смеха порвут животы

Даже безмозглые рыбы!

Где — быть беззащитной, где — лезть напролом,

А радость увидела — рви, не зевай!

Бери! Разберемся потом!

Попробуй быть честной и честно любить!

— Быть честной? Зеленая дичь! Чепуха!

Да есть ли что выше, чем радость греха?!

Что в гневе проснулся косматый старик,

Великий колдун, раздражительный дед,

Проспавший в пещере три тысячи лет.

Я вам покажу, как будить колдуна!

Так вот, чтобы кончить все ваши раздоры,

Я сплавлю вас вместе на все времена!

Схватил он Измену рукою другой

И бросил в кувшин их, зеленый, как море,

А следом туда же — и радость, и горе,

И верность, и злость, доброту и дурман,

И чистую правду, и подлый обман.

Дым взвился над лесом, как черный шатер, —

Всё выше и выше, до горных вершин,

Старик с любопытством глядит на кувшин:

Когда переплавится всё, перемучится,

Какая же там чертовщина получится?

По дну пробежала трещина,

Затем он распался на сотню кусков,

И. появилась ЖЕНЩИНА.

Любую глупость ради вас

Легко свершали наши предки;

Из-за прекрасных ваших глаз

Безумства и у нас нередки.

Ах, женщины, вся наша слава

Вам покоряется сама.

О восхитительное право

Пленять нас и сводить с ума!

Во мне сто лиц и тысяча ролей.

Я — Женщина, и значит я — Царица,

Возлюбленная всех земных царей.

Познавшая солёный вкус обид.

Я — Женщина, и значит я — пустыня,

Которая тебя испепелит.

Но, знаешь, даже если жизнь — борьба,

Я — Женщина, я слабая до боли,

Я — Женщина и значит я — Судьба.

Но мой удел — терпение и труд.

Я — Женщина. Я то большое счастье,

Которое совсем не берегут.

Огонь и лёд навек во мне одной.

Я — Женщина, и значит я прекрасна

С младенчества до старости седой.

Ведут ко мне, а не в какой-то Рим.

Я — Женщина, я избранная Богом,

Хотя уже наказанная им!

Улыбку женщины кто может не любить?

Улыбка женщины согреет вас теплом,

Улыбка женщины осветит все кругом.

Улыбка женщины, что может быть нежней?

Красу морей и неприступность скал,

Сиянье звезд могу сравнить ли с ней?

И тот, кто единения искал,

Нашел в ней мир загадки и любви.

Улыбкой женщины — мир для людей живи!

И тогда подарю тебе я чудо запросто.

И тогда я вымахну —

Из горящего дома вынесу тебя, сонную.

Я решусь на все неизвестное,

на все безрассудное — в море брошусь,

густое, зловещее, и спасу тебя.

сердцем велено мне, сердцем

велено… Но ведь ты же

сильней и уверенней!

готова спасти других от уныния тяжкого.

Ты сама не боишься ни свиста пурги,

ни огня хрустящего.

и не застонешь, если захочешь.

и станешь ветреной, если захочешь…

Мне с тобой — такой уверенной — трудно очень.

хоть на мгновенье — я прошу,

робея, — помоги мне в себя поверить, стань слабее.

На заре она сладко так спит;

Утро дышит у ней на груди,

Ярко пышет на ямках ланит,

И горяч утомительный сон,

И, чернеясь, бегут на плеча

Косы лентой с обеих сторон.

Долго, долго сидела она

И следила по тучам игру,

Что , скользя, затевала луна.

И чем громче свистал соловей,

Всё бледней становилась она,

Сердце билось больней и больней.

На ланитах так утро горит.

Не буди ты её, не буди,

На заре она сладко так спит!

Среди разных чудес, что пленят и манят,

Свет далекой звезды или вечность седых пирамид,

Есть одно, на котором всегда остановится взгляд,

Это — ЖЕНЩИНА, в ней природа все тайны хранит.

Несмотря на засилие боли и зла,

Чудо-женщина в доме тепло сберегла.

В жизнь обычную краски и звуки внесла,

В лихолетье быть королевой смогла.

Пусть же вас окружает людское добро,

Восхищенье мужчин, рук надежных тепло.

Пусть стихи и признанья звучат вновь и вновь,

Источник:
Классики о женщине
В них солнце мая, В них любви расцвет!» (Имре Кальман «Сильва») Слова Дербенев Л. Музыка Крылатов Е. Ищи, не ищи, у любви все равно Нет точных путей и готовых ответов Лишь
http://dnevnik.bigmir.net/article/933058/?p=0&sort=ASC#CMNT_ANCHOR_0

Стихи классиков

Задумывались ли Вы когда-нибудь о происхождении сленгового слова «класс», которое сейчас так популярно среди молодёжи? Классный — первоклассный — классический — образцовый. Стихи классиков всех времён и народов — тот самый образец мыслей, чувств, тем, который отражает в себе весь человеческий мир с его противоречиями, болью, счастьем. Тот, кто не только понаслышке знает настоящих классических поэтов, по-настоящему культурный человек.

Многие культуроведы по праву приравнивают понятие классического к древнегреческому. Действительно, культура Античности стала образцом, на который ориентировалась мировая поэзия в течение многих последующих веков.

  • Луций Анней Сенека — древнеримский поэт, живший около IV века до н. э. («О развалинах Греции»)
  • Гораций — древнеримский поэт, живший около VIII века до н. э. («Оды»)

Высокий, торжественный стиль стихов этих классиков стал примером для подражания для многих более поздних поэтов.

Бессмертная классическая поэзия Данте, Петрарки и Боккаччо выводит на авансцену личность с его внутренними переживаниями. Культура наконец оторвалась от тяжёлых тем и обратила свой взор на мятущуюся в поисках любви и истины душу простого человека. Стихи классиков этой эпохи — чувственность и лёгкость: «Стихи о каменной даме» Данте, волшебные сонеты Петрарки, «О женщина, услада из услад. » Боккаччо.

Имена европейских классических поэтов известны всему миру: Шекспир (знаменитые пьесы), Байрон («Сердолик»), Гёте («Фауст»), Шелли («Прогулки дьявола»), Гейне («Бродячие крысы»). Продолжая поэтическую традицию эпохи Возрождения, эти поэты продолжали поклоняться культу личности, но это поклонение обостряется философскими поисками. Их романтика оборачивается трагедией в результате этих поисков смысла жизни и предназначения человека.

Поистине классическими стали хокку и танка — жанры японской поэзии, в которых пробуют себя многие поэты. Стихи классиков Востока очень жизнеутверждающие и философские. Они заставляют задуматься о самых глубинных проблемах человеческого бытия.

  • Бабарахим Машраб — узбекский поэт, живший в конце XVII века, писал стихи в жанре так называемых газелей — изящные и лёгкие, как эти дикие животные
  • Такубоку — японский классик конца XIX века, чьи стихи знает наизусть любой японский школьник

Русская классическая поэзия берёт своё начало со стихов великого Пушкина, которые были написаны лёгким и понятным языком. Стихи классиков «золотого века» русской литературы отличались самобытностью, так как могли вобрать в себя всё: и романтику, и реализм, и трагедию, и юмор.

  • Пушкинские эпиграммы едки и насмешливы: «На Аракчеева»
  • Лермонтовская поэзия глубока и трагична: «Дума»
  • Лирика Фета — энциклопедия философии бытия: цикл стихов «Снега»
  • В стихах Тютчева — два полярных мира — ночной и дневной: «О чем ты воешь, ветр ночной. «

Спустя век сложная историческая обстановка в России спровоцировала новый всплеск в поэзии. Есенин, Бунин, Блок, Цветаева, Ахматова, Гумилёв — это неполный список классиков того времени. Красивое название «серебряный век» не передаёт того ужасного мироощущения, с которым сталкивается человек в страшное для России время. Всю его боль, все его мучительные вопросы без ответов звучат в стихах русских классиков того времени.

Стихи классиков — это та часть мировой культуры, которая никогда не иссякнет, словно родник, напояющий сердца людей красотой и истиной.

Источник:
Стихи классиков
Как часто мы говорим о классике, не понимая сущности этого понятия. Классический — значит образцовый. Стихи классиков — это некий образец, имеющий непреходящую ценность для мировой культуры.
http://poesy.su/tag/stihi-klassikov/

Стихи о женщине

Стихи русских поэтов посвященные женщинам

И холодность, и восторг,

И отпор, и увлеченье,

Смех и слезы, черт и бог,

Пыл полуденного лета,

С нею дружба — упоенье.

Но спаси, создатель, с ней

От любовного сношенья

И таинственных связей!

Я ручаюсь, что она

Как законная жена!

есть шесть мужчин, есть стол, есть Новый год,

и женщина разгневанная — бьет!

где взгляды липнут, словно листья банные?

За что — неважно. Значит, им положено —

пошла по рожам, как белье полощут.

Вмажь майонезом лысому в подтяжках.

Массируй им мордасы!

За все твои грядущие матрасы,

что на земле давно матриархат —

такая мука — непередаваемо!

куда ж девались вы?!

Так хочется к кому-то прислониться —

Не он, а ты его, отбивши, тянешь.

Как он скучен, хрыч!

Намучишься, пока расшевелишь.

Самой восьмого покупать мимозы —

вы без нее давно бы околели!

из-под грязного стола —

она, шатаясь, к зеркалу пошла.

шепчу в тебя бессвязными словами,

сама к себе губами

и думаю: трусишки, нету сил —

меня бы кто хотя бы отлупил. "

Теряющих к осени краски,

Пылает поздний шиповник,

Качаясь, как богдыханы,

Цветы стоят "безуханны",

Как в старину говорилось.

Лицом отражая запад,

Еще излучает ликующий

Тебя со всей твоей братией,

Сейчас прошла по аллее

Женщина в шумном платье.

Это холодное пламя.

Оно омывает память,

Как музыкальные волны.

Та женщина в каплях коралла,

Что раз назвала меня:

И больше не повторяла.

Полный ее аромата,

Рванувшись ко мне отчаянно,

Женщина снова со мною

С лаской своей случайной.

Таинственно опутана она,

И, может быть, мирятся в ней одной

Добро и зло, тревога и покой.

И пусть при ней душа всегда полна

Сомнением мучительным и злым —

Зачем и кем так лживо создана

Она, дитя причудливого сна?

Но в этот сон так верить мы хотим,

Как никогда не верим в бытие.

Волшебный круг, опутавший ее,

Нам странно-чужд порою, а порой

Знакомою из детства стариной

На душу веет. Детской простотой

Порой полны слова ее, и тих,

И нежен взгляд,- но было б верить в них

Безумием. Нежданный хлад речей

Неверием обманутых страстей

За ними вслед так странно изумит,

Что душу вновь сомненье посетит:

Зачем и кем так лживо создана

Она, дитя причудливого сна?

И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,

Я должен бы тебя всем сердцем презирать,

А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!

Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,

Живу одной тобой в моих терзаньях страстных,

Для прихоти твоей я душу погублю,

Все, все возьми себе — за взгляд очей прекрасных,

За слово лживое, что истины нежней,

За сладкую тоску восторженных мучений!

Ты, море странных снов, и звуков, и огней!

Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!

чтобы она, прохладна и легка,

жалея и немножечко любя,

как брата, успокоила тебя.

чтобы в него дышал ты горячо,

припав к нему беспутной головой,

ему доверив сон мятежный свой.

чтобы они, всю боль твою глуша,

а если и не всю, то часть ее,

увидели страдание твое.

которая особенно сладка,

когда она измученного лба

касается, как вечность и судьба.

которое неведомо за что

не на ночь, а навек тебе дано,

и это понял ты давным-давно.

которые глядят всегда грустя,

и это до последних твоих дней

глаза любви и совести твоей.

и мало тебе только той руки,

того плеча и тех печальных глаз.

Ты предавал их в жизни столько раз!

"Предатель!"- дождь тебя наотмашь бьет.

"Предатель!"- ветки хлещут по лицу.

"Предатель!"- эхо слышится в лесу.

Источник:
Стихи о женщине
Стихи русских поэтов посвященные женщинам И холодность, и восторг, И отпор, и увлеченье, Смех и слезы, черт и бог, Пыл полуденного лета, С нею дружба — упоенье. Но спаси,
http://www.msso.ru/stihi_o_zhenhine.htm

Стихи о женщине

Я видел смерть; она в молчанье села

У мирного порогу моего;

Я видел гроб; открылась дверь его;

Душа, померкнув, охладела…

Покину скоро я друзей,

И жизни горестной моей

Никто следов уж не приметит;

Последний взор моих очей

Луча бессмертия не встретит,

И погасающий светильник юных дней

Ничтожества спокойный мрак осветит.

Прости, печальный мир, где темная стезя

Над бездной для меня лежала —

Где вера тихая меня не утешала,

Где я любил, где мне любить нельзя!

Ты не наследница Клероны,

Не для тебя свои законы

Владелец Пинда начертал;

Тебе не много бог послал,

Твой голосок, телодвиженья,

Немые взоров обращенья

Не стоят, признаюсь, похвал

И шумных плесков удивленья.

Жестокой суждено судьбой

Тебе актрисой быть дурной;

Но, Хлоя, ты мила собой,

Тебе вослед толпятся смехи,

Сулят любовникам утехи —

Итак, венцы перед тобой,

И несомнительны успехи.

С белым крылышком голубок…

Это ты, мой друг, ты, Катюлинька.

Ты, Катюлинька, мой дружок?

Осень дымчата. Лес и хижина.

День склоняется. Ночь близка.

Ты обижена… Ты унижена…

Ты любима мной,— как тоска…

Двери скрипнули. Бьется крылышко,—

То колышется твой платок…

Где ты, молодость?… где ты, силушка?…

Где Катюлинька — мой дружок?

Она заходит в год раза два…

Совсем случайно… мимоходом…

Ее движенья, ее слова—

Как и давно, как прошлым годом.

Все та же гордость, все тот же лед

И равнодушье напускное;

И то паденье, и то полет,

Но эти взгляды,— они не лгут…

В них даже ненависть любовна…

В них столько чувства, такой уют,

Что, право, дышится не ровно.

Но блещут ядом ее слова,

Цинично мучающим ядом.

Она заходит в год раза два…

Так… мимоходом… бывши рядом…

Люблю я в полдень воспаленный

Прохладу черпать из ручья

И в роще тихой, отдаленной

Смотреть, как плещет в брег струя.

Когда ж вино в края поскачет,

Напенясь в чаше круговой,

Друзья, скажите,— кто не плачет,

Заране радуясь душой?

Да будет проклят дерзновенный,

Кто первый грешною рукой,

Нечестьем буйным ослепленный,

О страх. смесил вино с водой!

Да будет проклят род злодея!

Пускай не в силах будет пить

Или, стаканами владея,

Лафит с цымлянским различить!

По морям, играя, носится

с миноносцем миноносица.

Льнет, как будто к меду осочка,

к миноносцу миноносочка.

И конца б не довелось ему,

Вдруг прожектор, вздев на нос очки,

впился в спину миноносочки.

Как взревет медноголосина:

Прямо ль, влево ль, вправо ль бросится,

а сбежала миноносица.

Но ударить удалось ему

по ребру по миноносьему.

Плач и вой морями носится:

Ты ушла и ко мне не вернешься,

Позабыла ты мой уголок

И теперь ты другому смеешься,

Укрываяся в белый платок.

Мне тоскливо, и скучно, и жалко,

Неуютно камин мой горит,

Но измятая в книжке фиалка

Все о счастье былом говорит.

иголит щеки жаркие.

Ленясь, кухарка поднялась,

кряхтя и харкая.

Моченым яблоком она.

Морщинят мысли лоб ее.

Пошла, туфлёю шлепая.

Отмеряет шаги секундантом.

Весь мир остальной отодвинут куда-то,

лишь трубкой в меня неизвестное целит.

Сказка о пастушонке Пете, его комиссарстве и коровьем царстве

Трудно жить на свете:

То жилось бы Пете

Лучше нет на свете.

Но коровы в спуске

На траве у леса

Смыслят ни бельмеса.

Им бы лишь мычалось

Да трава качалась.

Трудно жить на свете

…И время трет его своим крылом.

Элен себе искала компаньона,

Желая в заграничное турнэ;

Жан, встретясь с ней, сказал: «Je vous connais:

Источник:
Стихи о женщине
Я видел смерть; она в молчанье села У мирного порогу моего; Я видел гроб; открылась дверь его; Душа, померкнув, охладела… Покину скоро я друзей, И жизни горестной моей Никто следов
http://stihi-klassikov.ru/tags/stihi-o-zhenshchine

(Visited 29 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Красивое письмо парню в армию Красивое письмо любимому в армиюЛюбимый человек не может быть рядом по долгу службы, а вы… (8)

Уретральный вектор женщина Уретральный векторУРЕТРАЛЬНЫЙ ВЕКТОР (греч. ?????? «уретра» – мочеиспускательный канал) Человек будущего времени Эрогенная зона –… (7)

К чему снится свой ребенок которого еще нет К чему снится ребенок - видеть детей во сне Ребенок - символ надежды, будущего. Поэтому,… (7)

Письмо мужу после его измены Жизнь с мужем после его изменыОтвет: психолог Елена Романова Здравствуйте, Ира! Что лучше, простить или… (7)

Как ведет себя обиженный мужчина скорпион А вы знаете, как ведет себя влюбленный мужчина Скорпион?А вы знаете, как ведет себя влюбленный… (7)

COMMENTS