Гендерные отношения в семье

Гендерные отношения в семье

Л. Г. Титаренко ценностный мир современного белорусского общества: гендерный аспект минск: бгу, 2004

скачать
Гендерные роли в современной семье

Происходящие в обществе изменения в немалой степени сказались на статусе мужчины и женщины в семье и в повседневной жизни, на их понимании своих прав и обязанностей по отношению друг к другу и к детям. Область семейной жизни оказалась местом резкого противостояния традиционных и современных взглядов на роли мужчины и женщины. На примере изменения гендерных ролей в семье можно четко проследить «сдвиг» в общественном сознании от патриархального к современному образу женщины, начавшийся еще при советской власти, но в полной мере проявившийся в настоящее время.

Традиционно, социальная роль женщины – это роль жены и матери, поэтому с этой точки зрения ее гендерный статус – статус домохозяйки, хранительныцы очага, заботливой и эмоциональной воспитательницы детей и т.п. Статус мужчины, наоборот, включает роль добытчика, работника, потребителя домашних услуг, который не занимается детьми, а заботится о семье материально. В соответствии с этими образами, был произведен факторный анализ изменяющихся гендерных ролей мужчин и женщин в семье, как в 1990, так и в 2000 гг.

Блок вопросов, характеризующих традиционный взгляд на гендерное разделение ролей в семье, включал четыре утверждения:

  • «работа – это, конечно, хорошо, но чего действительно хотят женщины, так это быть дома с детьми»;
  • «быть домохозяйкой – это то же самое, что иметь какую-то работу»;
  • «ребенок в дошкольном возрасте страдает от того, что его мать работает»;
  • «мужчины менее эмоциональны, чем женщины».

В опросе респондентам предлагалось выразить свое отношение к каждому утверждению, оценив его одним из ответов по шкале из четырех позиций: от «полностью согласен» до «полностью не согласен».

Согласие с этими утверждениями создает традиционный образ женщины, рассматривающий ее в первую очередь как мать и домохозяйку, все интересы которой ограничиваются домом и семьей. Согласно традиции, такая женщина все свое время, эмоции, всю себя отдает семье, причем воспринимает свое место и роль в семье как естественные, т.е. принимает их как должное. Традиционные представления отражены во множестве стереотипов массового сознания, например, что мужчины не могут проявлять нежности и ласки к ребенку, поскольку они менее эмоциональны, что женщины счастливы, когда не имеют работы вне дома, и т.п..

Несмотря на то, что белорусское общество подверглось процессу эмансипации за годы советской власти, что за последнее десятилетие население Беларуси смогло более широко ознакомиться с феминизмом как теорией и массовым женским движением, тем не менее, наше общество все еще недостаточно модернизировано: в нем по-прежнему глубоко укоренены патриархальные взгляды. Факторный анализ показал, что в целом почти 93 % респондентов в 2000 г. полностью или частично поддерживали хотя бы одно из традиционных высказываний о роли женщины в семье и обществе, причем первые три «традиционных» суждения оказались очень тесно между собой связаны, тогда как четвертое (о меньшей эмоциональности мужчин) не всегда коррелирует с ними – его могут придерживаться люди, и не согласные с традиционными гендерными стереотипами.

Если сгруппировать ответы на все 8 вопросов в четыре группы, по получится следующая картина (см. табл. 8):

Общее распределение традиционных и посттрадиционных ролей (в %)

Примечание: сумма ответов здесь и далее в таблицах меньше 100 %, т.к. в таблицу не включены те, кто воздержался от ответа.

Таким образом, в 2000 г. среди тех, кто полностью поддерживал одну из этих двух позиций, несколько больше людей высказывались в пользу современных, посттрадиционных гендерных ролей, чем традиционных. Разница в количестве таких ответов составила более 11 %. Это значит, что на одного горячего сторонника традиционного разледения гендерных ролей приходится два горячих сторонника посттрадиционных ролей. Наглядно соотношение ответов представлено на рис. 1:

Рис 1. ^ Общее распределение традиционных и современных ролей

Какие социально-демографические факторы наиболее значимы при выборе той или иной модели гендерных ролей?

Прежде всего, можно было предположить наличие сильной связи между полом респондента и высказанными гендерными предпочтениями. Ожидалось, что большее количество женщин, нежели мужчин, поддерживает идею гендерного равноправия в семейных вопросах. Основанием для такого предположения послужили идеи Фукуямы, который в книге «Великое крушение» подробно описал изменения гендерных ролей в странах Запада, произошедшие еще в 1970-х гг. под влиянием так называемой «феминистской революции». Эта революция, вызванная к жизни нежеланием семей снижать достигнутый ими уровень потребления и возникшей в связи с этим потребностью в дополнительном семейном доходе, привела к таким последствиям, как рост профессиональной занятости женщин, легализация абортов как средство сознательного регулирования количества детей в семье, и, наконец, к распаду традиционной нуклеарной семьи [146, 92-95].

Оказалось, однако, что в нашем исследовании статистическая связь между полом респондента и высказанными гендерными предпочтениями несущественна. Это означает, что как среди женщин, так и среди мужчин немало сторонников и одной и другой позиций (табл. 9, 10).

Поддержка мужчинами традиционных и посттрадиционных ролей ( в %)

Поддержка женщинами традиционных и посттрадиционных ролей (в %)

Причем выявилась интересная и даже неожиданная закономерность. В среднем, больше женщин, чем мужчин, полностью поддерживают традиционные гендерные роли в семье, за исключением утверждения о том, что «большинство женщин хочет сидеть дома с детьми и не работать» (здесь мужчины преобладают среди тех, кто согласен с этим утверждением). Многие женщины более активно, чем мужчины, поддерживают устаревшие стереотипы, например, что «мужчины не могут заботиться о детях».

Вместе с тем, женщины, а не мужчины, преобладают и среди сторонников современного разделения ролей в семье, поскольку они больше заинтересованы в сломе гендерных стереотипов и установлении гендерного равенства, которое позволяет им осваивать новые виды деятельности, полнее реализовать свой потенциал [48, 31]. Женщин больше и среди тех, кто считает, что «и мужчина и женщина должны вносить материальный вклад в семейный бюджет».

На рис. 2 и 3 наглядно представлено соотношение мужчин и женщин среди сторонников как одной, так и другой модели гендерных ролей.

Рис. 2. ^ Поддержка традиционных ролей среди мужчин и женщин (в %)

Различия между мужчинами и женщинами в отношении к традиционным гендерным ролям в семье касаются только количества тех, кто полностью поддерживает эту позицию: среди них преобладают женщины. По отстальным позициям различия незначительны. Часть респондентов воздержалась от ответа, в связи с чем общая сумма ответов не достигает 100 %.

Рис. 3. ^ Поддержка посттрадиционных ролей среди мужчин и женщин (в %)

Ситуация с поддержкой современных, или посттрадиционных ролей среди женщин и мужчин аналогичная: существенные различия выявлены только среди тех, кто полностью поддерживает современные роли (среди них с разницей в 12 % преобладают женщины). По остальным позициям различий нет. По-видимому, сторонники современных гендерных ролей не обязательно разделяют феминистские идеи, скорее, некоторые из них все еще придерживаются социалистических стереотипов о гендерном равенстве, тогда как другие просто не могут позволить себе иметь семью с «одним кормильцем» по экономическим причинам и поэтому предпочитают поддерживать модель семьи с «двумя кормильцами» и гендерное равенство.

Возраст – наиболее существенная категория, разделяющая людей в вопросе о гендерных ролях в обществе: люди старше 60 лет (особенно женщины) намного более патриархальны и традиционны в своих предпочтениях, чем молодежь. В целом, в 2000 г. «традиционные» взгляды чаще выбирали люди в возрасте 45-59 лет (29 %) и старше 60 лет (24 %), а «нетрадиционные» взгляды демонстрировались молодым поколением 18-29 лет (25 %) и средним поколением 30-44 лет (29 %).

Таким образом, молодые девушки, проживающие в Минске, – самые горячие сторонницы посттрадиционных гендерных ролей, а женщины старше 60 лет, проживающие в маленьких деревнях, – самые убежденные сторонницы традиционной модели гендерных ролей в семье.

Попутно отметим, что такая «смешанная» ситуация с гендерными ролями специфична и для других стран (как постсоветских, так и западных), о чем свидетельствуют многие социологические исследования [102, 62; 142, 97]. Проделанный нами статистический анализ ответов на вопросы о гендерных ролях в шести постсоветских республиках (Беларусь, Литва, Латвия, Россия, Украина, Эстония) позволил построить сводную шкалу, где одна крайняя позиция (-2) означала традиционные взгляды на гендерные роли, а вторая (+2) соответствовала современным гендерным представлениям респондентов. Срединная линия означает медиану, т.е. делит респондентов на две равные части, а длина «усов» показывает величину разброса ответов по каждой стране (см. Рис.4).

Рис.4. ^ Гендерные роли в шести бывших советских республиках (Беларусь, Россия, Украина, Литва, Латвия, Эстония)

В целом, население всех шести постсоветских стран сохраняет больше традиционных стереотипов относительно гендерных ролей, чем население европейских стран в среднем [150, 131-140].

Теперь попытаемся проанализировать изменения, произошедшие в гендерных ролях белорусов за десять лет. Если кратко сравнить распределение взглядов на гендерные роли среди мужчин и женщин в 1990 г. с 2000 г., то окажется, что за десять лет произошел некоторый общий «сдвиг» в сторону современных представлений по гендерным ролям. Так, в 1990 г. число мужчин – сторонников традиционных гендерных ролей было чуть больше, чем мужчин – сторонников современного разделения ролей в семье, что позволяло сторонникам патриархальных гендерных отношений быть в большинстве. В 2000 г. численно среди мужчин (особенно молодых) уже был некоторый «перевес» в пользу сторонников современных гендерных взглядов.

За тот же период времени число женщин-сторонниц современных гендерных ролей практически не изменилось в связи с тем, что сегодня старшие возрастные группы (60 и старше) численно преобладают над молодым женским поколением (18-29 лет), поэтому изменения взглядов между возрастными группами среди женщин в целом остаются почти незаметными. Однако поскольку уже в 1990 г. среди женщин превалировали современные взгляды, постольку они сохранили приоритет и в 2000 г.

Итак, если теперь попытаться ответить на вопрос, какую же семью так высоко ценят белорусы, какой тип гендерного разделения ролей в ней преобладает, то однозначный ответ невозможен. Молодое поколение женщин и мужчин, безусловно, ценит современную модель семьи, в которой преобладают равноправные гендерные отношения. Эта тенденция совпадает с оценками двух главных семейных моделей (традиционной и эгалитарной) молодым поколением россиян [36]. Старшее поколение белорусов, напротив, за эталон семьи принимает традиционную патриархальную семью с соответствующим разделением в ней гендерных ролей. Со средним поколением можно разобраться, только принимая дополнительно во внимание профессиональную занятость и доход. Здесь принадлежность к сообществу женщин или мужчин, взятая сама по себе, не играет решающей роли.

Но это верно только в общем. Если учитывать не только возраст, но и образование людей, их местожительство и семейное положение, а также многие другие важные социально-демографические факторы, то окажется, что каждая социальная группа и каждое поколение высоко ценят только ту модель семьи, которая им представляется самой достойной.

Видимо, несоответствие реальной собственной семьи той идеальной модели, на которую ориентируется тот или иной человек, чаще всего и приводит к семейным скандалам, трагедиям и разводам. Причем чем выше на пьедестал возводит мужчина или женщина свои идеальные представления о семье и браке, чем меньше они готовы идти на жизненные компромиссы, тем скорее развод становится неизбежным. Современное поколение готово идти на риск, экспериментировать ради того, чтобы достичь соответствия своим идеалам, т.к. в современном общественном мнении развод уже на является ни позором для женщины, ни стигмой.

^ Взаимоотношения между детьми и родителями: их взаимные права и обязанности

Эта модернистская тенденция, явно выраженная в белорусском обществе (достаточно сказать, что в 1990 г. 44 % респондентов высказывались против безоговорочных родительских жертв ради детей) в той или иной мере характерна и для других стран, варьируясь в зависимости от их культурного наследия, религиозных традиций, экономических факторов и т.д. Если сравнить ситуацию на Беларуси с соседями, то, пожалуй, только в Литве наблюдается сходство: там еще больше людей считают, что не надо родителям приносить жертвы ради детей [150, 144]. Однако во всех других странах приоритет по-прежнему остается за противоположной точкой зрения, т.е. за традиционной трактовкой родительского долга.

Рассмотрим данные опроса, которые показывают, какие качества прежде всего родители стараются воспитать дома в своих детях. Из списка одиннадцати качеств, каждое из которых является инструментрально важным либо для воспитания послушного и добропорядочного конформиста, либо ориентированного на личные достижения индивидуалиста, респондентам предлагалось отметить пять наиболее важных. Часть качеств обычно связывают с традиционным обществом и соответствующим ему типом личности конформиста (такие качества, как послушание, хорошие манеры, религиозность) либо самоцентрированного труженика (трудолюбие, бережливость), тогда как другие качества более характерны для современного общества и ассоциируются с активным типом личности «перфекциониста» (независимость, решительность, ответственность, воображение).

В странах Западной Европы, имеющих намного более высокий уровень экономического развития и больше ориентированных на досуговые ценности, трудолюбие, напротив, уже не рассматривается как наиболее важное качество, в котором нуждаются дети: там список возглавляет ответственность, а за ней следуют терпимость и уважение, хорошие манеры, затем трудолюбие и независимость (последние два качества выбирает чуть больше половины европейцев, тогда как первые три – более 70 %). Все остальные качества получили одобрение менее чем у половины европейцев и могут рассматриваться как дифференцирующие, а не интегрирующие ценности.

Факторный анализ указанных качеств подтвердил сделанный нами вывод о том, что родители мало ориентированы на воспитание у детей самостоятельности, независимости, активности. Он позволил выявить две главных модели, которым родители сознательно или бессознательно следуют в воспитании детей: (1) конформистско-исполнительскую и (2) инструментально-достижительную, т.е. больше первой направленную на личные достижения. Оказалось, что в этих моделях главенствующую роль играет не качество трудолюбия, а ответственность: оно стало центральным для понимания воспитательной стратегии.

Родители, ориентирующиеся на конформистско-исполнительскую модель воспитания, высоко оценивали у детей традиционно чтимые послушание, терпимость и уважение к другим людям, и совершенно не поощряли в детях решительность и независимость, т.е. нон-конформистские качества. Такая воспитательная модель прежде всего характерна для женщин, тогда как мужчины гораздо более склонны поощрять в детях решительность, настойчивость, столь необходимые во взрослой жизни. Таким образом, было статистически подтверждено, что устранение мужчин-отцов из процесса воспитания приводит к тому, что дети вырастают пассивными, не умеют проявлять настойчивости в достижении цели, вообще неспособны к самостоятельным действиям.

Родители, выбравшие в качестве модели инструментально-достижительную модель, особое внимание обращают на воспитание в детях бережливости, трудолюбия и ответственности, но при этом не поощряют развития в них бескорыстия и воображения. Не было выявлено никаких гендерных различий в воспитании этих качеств: и матери и отцы в равной мере ориентированы на то, чтобы привить детям трудолюбие, бережливость, ответственность – набор качеств, которыми отличается хороший исполнитель, человек, который своим трудом может достичь в обществе какого-либо положения, нажить благосостояние.

И в 1990, и в 2000 гг. в белорусском обществе не преобладала ни одна из моделей воспитания: родители почти в равной степени использовали средства своего воспитательного арсенала в обоих направлениях. Может быть, отсутствие явно выраженной модели воспитания, нацеленной на формирование активного и независимого субъекта, и акцент родителей на конформистско-пассивные модели, связан с сохраняющимся преобладанием в белорусском обществе традиционных взглядов на семью и брак. Вместе с тем, как было показано выше, современные ценности достаточно проявили себя в произошедших изменениях относительно гендерных ролей мужчин и женщин в семье и идеального образа счастливой семьи, сложившегося сегодня в массовом сознании.

Таким образом, во взглядах белорусов на семью и брак за период с 1990 по 2000 гг. не произошло радикальных изменений. Приоритетная ценность семьи сохранилась и упрочилась. На сегодня это означает, во-первых, что белорусы по-прежнему ориентированы на традиционную модель семейно-брачных отношений. Общественное мнение широко поддерживает важность для обоих полов наличия супружеских уз: 73 % согласны, что брак или по крайней мере длительные отношения – это необходимое условие для счастья.

Во-вторых, большинство людей связывает самореализацию и женщины и мужчины с наличием у них детей, хотя в отношении мужчин в обществе нет абсолютного согласия с этим тезисом.

В-третьих, идеальная модель счастливого брака очень современная и включает в себя набор и материальных и духовных качеств, которые в комплексе позволяют строить прочные и гармоничные отношения между мужчиной и женщиной. Видимо, когда реальный брак не соответствует идеальной модели, широко поддерживаемой и мужчинами и женщинами, создается ситуация, провоцирующая людей на развод. Массовая поддержка идеала гармоничного брака среди белорусского населения, не подкрепленная знанием, как надо разрешать практические проблемы и трудности брака, не способствует укреплению семейно-брачных отношений на практике. Поскольку женщины в большей мере ориентированы на этот идеальный образ брака, постольку они чаще и бывают инициаторами разводов, когда брак не соответствует их идеалам.

В-четвертых, большинство населения традиционно считает, что обязанность детей – любовь и уважение к родителям, тогда как только половина согласна с традиционным пониманием обязанностей родителей жертвовать своим благополучием ради детей.

В-пятых, родители в массе ориентированы на воспитание послушных и трудолюбивых исполнителей, явно недооценивая необходимости воспитания в детях таких качеств, как независимость, решительность и настойчивость.

Наибольшие изменения в семейно-брачных отношениях произошли в отношении гендерных ролей: на сегодня в белорусском обществе уже преобладают посттрадиционные взгляды на распределение обязанностей в семье, на роль мужчины и женщины в воспитании детей. Очевидно, более современные в своих взглядах на гендерные роли женщины чаще мужчин разочаровываются в реальном распределении ролей в семье, что может легко спровоцировать развод.

Женщины преобладают и среди горячих сторонников патриархальных семейных отношений (старшее поколение), и среди рьяных сторонников модернистских семейно-брачных моделей (молодое поколение). Однако в целом белорусы сохраняют довольно много традиционных взглядов на семью и брак, возлагают на них надежды, связанные с окончательным выходом из кризиса и достижением более высокого качества жизни. Можно считать современное состояние общества в отношении семейно-брачных ценностей метиссажным, т.е. таким, в котором имеют практически равное распространение и традиционные, и современные взгляды.

Источник:
Гендерные отношения в семье
Тип: Книга; Размер: 3.15 Mb.; Книга предназначена для научных работников, преподавателей и студентов вузов, широкого круга читателей, проявляющих интерес к аксиологическим проблемам; Гендерные роли в современной семье; страница №7
http://rudocs.exdat.com/docs/index-188486.html?page=8

Гендерные Отношения в Современном Обществе

Если взять за основу разъяснение понятия «гендер» в словарях, которое толкуется как «социальный пол», то само выражение «гендерные отношения» можно рассматривать как социальные отношения членов общества, принадлежащих к разным биологическим полам. Главным в социальных взаимодействиях являются психические особенности личности, поведенческие свойства индивидуума.

То есть, говоря простым человеческим языком, можно сказать, что гендерные отношения – это несексуальные отношения между представителями мужского и представительницами женского пола в самом широком смысле этого слова.

В новых анекдотах, в различных юморесках и иронических монологах, звучащих повсеместно со сцен и телеэкранов, муссируется вопрос «женской логики» и «мужской логики». Эти два понятия противопоставляются, как бы сражаются между собой. Хотя понятие «логика» тут совсем не к месту. Таким образом высмеиваются стереотипы гендерного поведения.

Гендерные отношения обуславливаются не биологическим полом, а социальным положением человека, его образованием, его материальным положением, его местом проживания. Например, никого не удивляет тот факт, что у пожилого бизнесмена появляется молоденькая жена или любовница, которая не работает, не учится, ничего не делает по дому, зато постоянно получает дорогие украшения и посещает рестораны. Такое распределение ролей в этой категории нашего общества является почти нормой. Однако будет наивным предполагать, что в обычной деревенской семье женщина будет в будний день расхаживать в шикарном дорогом наряде, спать до обеда и нанимать для уборки в доме домработницу. Здесь совсем другие понятия о распределении гендерных ролей в жизни.

В древнем мире распределение гендерных ролей в обществе играло немаловажную роль, ведь это помогало людям выживать. Мужчине надлежала роль повелителя, а женщине следовало подчинять во всем свою волю его желаниям. Он — был защитником, кормильцем и покровителем, Она — беззащитной, зависимой и послушной рабой. В противовес понятию «пола», современное слово «гендер» полностью уравнивает женщину с мужчиной во всех сферах жизни, позволяя учитывать и изучать ее гендерные психологические особенности, но не позволяя унижать подозрением в «слабости» женского пола.

Однако именно устоявшиеся гендерные стереотипы заставляют наших граждан не замечать и то, что насилию зачастую подвергаются в семье мужчины со стороны своих жен. С рождения мальчикам внушают, что девочек нельзя обижать — ведь они слабые. Такие гендерные отношения в семье приводят к тому, что вырастая и попадая «под каблук» подруги жизни, некоторые мужчины порой получают прилюдно оплеухи и оскорбления, не имея возможности (прежде всего — психологической) защитить себя.

В Америке существуют совершенно противоположные проблемы в гендерных отношениях. Известное повсеместно течение феминисток требует полнейшего равноправия. И поводом подачи заявления в суд может стать то, что мужчина пропускает даму вперёд в транспорте или раскрывает перед ней дверь.

Таким образом, понятие «гендерные отношения» относится к социальной сфере взаимодействия биологических полов, а возникающие в ней проблемы изучает гендерная психология.

Источник:
Гендерные Отношения в Современном Обществе
Если взять за основу разъяснение понятия «гендер» в словарях, которое толкуется как «социальный пол», то само выражение «гендерные отношения» можно рассматривать как полоролевое отношение членов общества. Главным в этих отношениях является не половая принадлежность человека, то есть, не его органы, которые различают мужчин и женщин, а именно психические особенности личности, поведенческие свойства индивидуума.
http://fb.ru/article/34300/gendernyie-otnosheniya-v-sovremennom-obschestve

Гендерология и феминология

Гендерология и феминология. Автор: Ерохина Л.Д. и др., редактор: Александрова Л.И.

С одной стороны, супружеские отношения в семье нового типа освобождаются от зависимости мужа и жены друг от друга, возникают богатые и разнообразные отношения между полами и поколениями, создаются широкие возможности для самореализации каждого индивида.

С другой стороны, сохраняется асимметрия супружеских и родительских ролей мужа и жены. Гендерные стереотипы в сфере семейно-брачных отношений ставят женщин в более невыгодное положение в семье в сравнении с мужчинами. Эмоциональные отношения и индивидуальные стремления выдвигаются на первый план при одновременном отсутствии ясных и четких норм, регулирующих гендерные отношения как внутри, так и вне семьи, крайне обостряется поиск гендерной идентичности и возникает проблема проектирования жизненной стратегии.

Кроме того, сегодня независимость и самостоятельность ценятся слишком высоко, а это неминуемо ведет к девальвации человеческих отношений как в обществе, так и на уровне семьи. Зачастую ценность профессионального роста, материального благополучия и достатка превалирует над ценностями семьи и особенно детей. Браки часто не регистрируются, что приводит к снижению чувства ответственности за нормальное функционирование семьи. Растет число разводов, в том числе по причинам неудовлетворенности интимной стороной супружеской жизни. Отражением всех этих процессов на современном этапе и является кризис семьи, который означает появление новых требований в отношениях между партнерами, когда существующие представления и ценности ставятся под вопрос. Кризис семьи выражает завершение целой эпохи неравноправных отношений полов, отношений господства и подчинения.

В исследованиях конца 1990-х гг. (О. Здравомыслова, М. Арутюян, Е. Мезенцева, О. Кучерова) были выявлены две основные модели семейного взаимодействия, которые можно назвать «традиционным» и «эгалитарным» внутрисемейным (супружеским) контрактом. Традиционный контракт включает в себя обязательность брака, материнство как основу статуса женщины в семье и обществе, обязанности кормильца как основу статуса мужчины в семье, главенство мужа в семье, четкое разделение мужских и женских обязанностей внутри семьи, домашние обязанности как исключительно дело женщины, наконец, представление о том, что традиционная семья есть наилучший способ организации жизни супругов.

Эгалитарный контракт предполагает, что роль кормильца не исключительно закреплена за мужем, что материнство есть одна из возможных идентичностей женщины, но не только материнство определяет ее положение в семье и обществе, наконец, что не существует четкого, раз и навсегда определенного гендерного распределения семейных обязанностей.

Как правило, брак в современном обществе основывается на любви между мужчиной и женщиной. Супружеские отношения рассматриваются теоретиками феминизма с разными акцентами. Александра Коллонтай (марксистский феминизм в России) в работе «Любовь и новая мораль» отмечает, что любовные, более близкие, а следовательно, и более счастливые отношения между полами возможны лишь в результате коренного преобразования социально-экономических отношений, другими словами – перехода к коммунизму.

Линда Томпсон определяет заботу в семье как основную составляющую супружеской любви, как «активность, направленную на защиту и поддержание благополучия другого человека, внимание к другому и удовлетворение его/ее потребностей». Поэтому, вместо того, чтобы поставить вопрос, кто более заботлив в семьях, женщины или мужчины, гендерная перспектива пытается проанализировать, какие условия необходимы для того, чтобы и те и другие были заботливы. Именно партнерские отношения жен и мужей, когда каждый из них в равной мере проявляет заботу друг о друге (и о тех, кто их окружает), могут быть залогом успешного брака.

Томпсон рассматривает три различных сценария поведения в браке (или образа брака), существующих в Америке.

Так, в товарищеском браке эмоциональные взаимоотношения между членами семьи, особенно между мужьями и женами, самодостаточны. Дом является единственным местом, в котором можно найти любовь, внимание, сопереживание и готовность помочь. Привязанность к другим лицам, находящимся за пределами брака, – родственникам и друзьям – ограничивается, имеется четкое различие между домом и внешним миром, четкое разделение труда. Женщины являются хранительницами идеализированного домашнего мира, а мужчины обеспечивают семейный доход. Ответственность за заботу возлагается непосредственно на женщину, а оплачиваемая работа мужчин освобождает их от каких-либо обязательств и проявления заботы, в том числе путем участия в домашних делах. В товарищеском браке, считает Томпсон, «мужчины имеют структурные и символические преимущества над женщинами».

Если оценивать товарищеский брак, в котором заботу проявляет женщина, и независимый, в котором заботу не проявляет ни один из супругов, то первый, как отмечает Томпсон, имеет большую привлекательность. Широко бытует мнение, что если женщина не заботится о близких, никто не станет этого делать.

Третий образ или идеал брака – взаимозависимый. В таком браке оба партнера обязаны заботиться друг о друге, удовлетворять потребности друг друга, нести друг за друга ответственность, поощрять планы друг друга и способствовать их осуществлению. Этот образ характеризуется любовными взаимоотношениями. Оба партнера признают потребность друг в друге и строят длительные взаимоотношения. Однако, отмечает Томпсон, по крайней мере в США, взаимозависимый идеал брака имеет меньшую структурную и символическую поддержку, чем товарищеский и независимый. Поэтому так важны меры государственной семейной политики. В качестве таких мер предлагаются семейные отпуска, гибкий график работы, государственная забота о детях.

Необходимо отметить, что в советских семьях, где оба супруга чаще всего находились в сходном экономическом положении, структурные условия (например государственная забота о детях) и идеология (идеал образцовой советской семьи, в которой супруги имеют равные права и обязанности) всячески способствовали партнерским супружеским отношениям. Однако принятие на себя мужьями семейных обязанностей, в том числе и заботы, не произошло. Вероятно, культурные символы и традиции меняются очень медленно, либо необходимы другие интерпретации гендерного неравенства в супружестве.

По мнению Э. Гидденса, романтический идеал, связанный с продолжающимися на протяжении всей жизни супружескими отношениями и экономической зависимостью женщины от мужчины, сменяется идеалом «чистых отношений», в которых на первое место выходит ценность интимности, предполагающая эмоциональную открытость друг другу и даже равный «обмен» эмоциями. «Чистые отношения» в отличие от романтических, в принципе, вообще не предполагают брак как обязательную цель. Совместная жизнь продолжается до тех пор, пока сохраняется взаимное эмоциональное удовлетворение. Как отмечает С.И. Голод, сегодня муж и жена отказываются безоговорочно подчинять собственные интересы интересам детей; сексуальность не сводится к прокреации; в супружеские отношения проник эротизм как ключевой момент постсоветской семьи.

Положение женщины, ее место и роль в семье и обществе всегда были связаны с материнством. На ранних этапах эволюции человека материнство являлось единственной установленной формой семейных связей. В отличие от отцовства материнство представляло собой непреложный биологический факт и служило основой для социальных орга­низаций сообщества.

В большинстве культур женская функция биологического деторождения жестко привязывается и к социальному воспроизводству, особенно к уходу за детьми, а также к социальной конструкции «женского» в целом. Именно «материнская обязанность» выступает основным аргументом дискриминации женщин и разделения труда по признаку пола в социальной сфере, распространяясь по инерции даже на женщин, не имеющих детей, или тех, кто эти обязанности уже выполнил. Кроме того, поскольку уход и воспитание предписывается женщинам, данная сфера считается не престижной. Не только в семье, но и на уровне других социальных институтов социализации детей роль мужчин выглядит, как отмечает Т.А. Гурко, значительно скромнее.

Однако, как считает Алис Росси (сторонница биосоциального подхода), если родительские стили мужчин и женщин построены на принципе полового диморфизма, то возрастание мужского участия в уходе за маленькими детьми не повлечет того эффекта, который ожидают некоторые феминистские теоретики. Согласно Росси, мужчина привносит в родительство «мужественность», а женщина – «женственность». Поэтому участие отца в воспитании мальчика на ранних стадиях не сделает сыновей такими же, какими являются сегодня дочери, но скорее усилит различия по полу, или в случае «эгалитарного родительства» расширит диапазон характеристик как у сыновей, так и у дочерей.

В традиции гендерных исследований, а также в рамках феминистского подхода отношение к супружеству и родительству очень противоречиво.

Для Сьюзен Окин равноправие в семье означало справедливое распределение работы по дому и уходу за детьми между женами и мужьями. В доме дети должны получать образцы равноправия, а мужчины – обучаться уходу и заботе о других, что поможет им научиться вставать на точку зрения другого и также стать более справедливыми.

Общая критика либеральных представлений о семье со стороны представительниц других течений (в частности социалистического и радикального) заключалась в неправомерном принятии мужских ценностей за общечеловеческие. Маловероятно, что мужчины с энтузиазмом начнут выполнять семейные обязанности, в том числе и родительские, которые в обществе оцениваются невысоко (и именно поэтому не оплачиваются).

Некоторые представительницы радикального феминизма (например Кристин Дельфи ) так же, как либеральные феминистки, рассматривали любой домашний труд, включая уход за детьми, как не приносящий удовлетворения и способствующий деградации . Однако, в отличие от либерального феминизма, радикалки считали, что такое положение вещей не может измениться за счет помощи мужа или домашней прислуги, и доказывали, что мужчины имеют преимущества от сложившейся ситуации . Во-первых, они получают домашний комфорт. Во-вторых, они избавляются от конкуренции в сфере политики и оплачиваемой работы, поскольку женщины в силу своей загруженности просто не могут конкурировать в этих сферах. Сопротивление мужей в участии в домашней работе, конфликты по поводу того, кому, например, стирать или готовить – это не личные разногласия, а проявление более широкой борьбы за власть .

Некоторые из радикалок видели выход просто в отказе продолжать бытовое обслуживание мужчин и предлагали проживать только в женских домохозяйствах . Другие верили, что мужчин можно заставить помогать, но это не произойдет само собой, а только в результате длительной борьбы. Для многих из них решение виделось не только в отказе от домашней работы, но и в отрицании семьи как таковой, что вело к отрицанию традиционных ценностей.

В начале 70-х годов феминистки провозгласили тезис, что материнство должно быть делом выбора , и боролись за возможность женщин заниматься другими видами деятельности – дополнительно или вместо рождения и воспитания детей. Согласно А. Рич, материнство может быть удовлетворительным для женщин, когда они будут сами способны определять свои судьбы. Социолог Анн Оэкли подвергла сомнению утверждение, что все женщины испытывают потребность быть матерями. Хотя, писала она, неизвестны такие общества, в которых отцы бы выполняли большую часть ухода за детьми, они в разных обществах в разной степени участвуют в воспитании, и часто уход осуществляется коллективно женщинами, мужчинами, братьями и сестрами, бабушками и дедушками и т.д.

В современных западных странах материнство – это в значительной мере сознательный выбор женщины, связанный с ее местом в обществе и профессионально-карьерными ориентациями. Планирование семьи включает также регулирование общего числа детей в семье, интервалов между их рождением и подчас даже пола будущего ребенка. Вопрос о правомочности подобных решений является предметом острей­ших дискуссий.

По мнению некоторых исследователей, в человеческой истории был такой период, когда отцовство представляло собой лишь биологический феномен, но аналогичного феномена материнства не было, оно всегда несло в себе единство и неразрывность социального и биологического. Как отмечает Б.Г. Ананьев, «женщина, родившая ребенка, выполняет свои материнские функции в зависимости от обычаев, норм поведения в семье, положения женщины в обществе, принадлежности к определенному классу, правовой организации семьи и т.д.». С этим мнением трудно не согласиться. Достаточно обратиться к истории античности, например, или средневековья, к эпохе Ренессанса или Просвещения, когда определенные установки, обычаи, нормы морали, положение женщины в этих обществах сказывались на тех или иных отношениях между матерью и детьми и на выполнении ею материнской роли.

В целом по Т.А. Гурко, применение гендерного подхода для анализа семейных отношений на Западе, и тем более в России, пока не до конца сформировавшаяся область исследований. Но уже имеющиеся работы в этой области позволяют не только выявить дискриминацию как женщин, так и мужчин, но и преодолеть дихотомии понятий материнства и отцовства, женской и мужской сексуальности, работы и дома, денег и любви, эгоизма и альтруизма, и их традиционные ассоциации с феминностью и маскулинностью.

Источник:
Гендерология и феминология
Гендерология и феминология. Автор: Ерохина Л.Д. и др., редактор: Александрова Л.И. С одной стороны, супружеские отношения в семье нового типа освобождаются от зависимости мужа и жены друг от
http://abc.vvsu.ru/books/up_genderologija_feminologija/page0008.asp

МОДЕЛИ ГЕНДЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ В СЕМЬЕ

Гендерные отношения между супругами

1. Дифференциации ролей мужчин и женщин в семье

2. Иерархичности статусов (проблемы доминирования и власти)

3. Особенности общения (модели отношений в семье)

4. Личностных особенностях супругов (социально-психологические качества супругов).

Дифференциация ролей в семье

Распределение ролей в семье задает тип семьи:

1. Традиционные семьи

2. Эгалитарные семьи

3. Семьи промежуточного типа

(от себя: все это схлопывание размерности жизни, сведение к деньгам или чему-то еще, упрощает манипулирование, что ли? Не пойму, отчего такая одержимость подобной хренью)

Экономические причины ролевой дифференциации в семье

— Теория ресурсов. Ресурс семьи — свободное время. Домашняя работа требует вложения свободного времени, женщины менее востребованы на рынке труда и обладают большим ресурсом свободного времени.

— Новая домашняя экономика. Ресурс семьи — деньги. Мужчина больше зарабатывает, поэтому вы-годно, чтобы именно жена работала дома (и наоборот, если наоборот).

— Теория относительной производительности. Важны заработок и карьерное продвижение — произво-дительность на рынке труда выше у мужчины.

Социально-психологические причины ролевой дифференциации в семье

1. Теория половых ролей Т.Парсонса

2. Теория социализации (опыт первичной социализации не позволяет мужчинам выполнять до-машнюю работу)

3. Теории легитимизации поведенческих образцов (доминирование мужчин в обществе транс-лируется на уровень семьи)

4. Символическое значение распределения ролей (семья как модель проявления заботы и стату-са)

В системе супружеских отношений муж и жена могут занимать:

Если в паре у одного из супругов выражена ориентация на доминирование, а у другого на подчине-ние, — комплементарные отношения.

Если для обоих супругов характерна ориентация на доминирование или же подчинение — некомпле-ментарные отношения, характеризующиеся конфликтностью в семье.

Позиция доминирования предполагает принятие социальной ответственности за тех, кто подчиня-ется:

— определение перспектив и развитие участников семейных отношений

Показатели доминирования в семье

1. Распоряжается деньгами семьи

2. Организует свободное время

3. Решает хозяйственные вопросы

4. Определяет воспитание ребенка

5. Имеет решающее слово при обсуждении важных для семьи вопросов

Модели отношений в семье

В системе межличностного взаимодействия супругов гендерные отношения находят отражение в двух моделях:

(от себя: мне кажется, если оба принимают зависимо-доминантную модель, то это такое вот парт-нерство)

Партнерская модель отношений в семье

1. Кооперативное использование власти

2. Взаимозаменяемость ролей в семье

3. Конструктивный способ решения конфликтов

4. Уважение и признание ценностей и личных дел другой стороны

5. Восприятие семьи как безопасного убежища

6. Открытость семейной жизни для социума

7. В воспитании — расширение автономности ребенка, признание его права голоса в решении семейных вопросов

Доминантно-зависимая модель семейных отношений

1. Неравное распределение власти

2. Жесткое распределение ролей в семье

3. Деструктивный способ решения конфликтов

4. Отсутствие уважения к личным делам другой стороны

5. Ощущение незащищенности

6. Закрытость семейной жизни для социума

7. Воспитание детей в условиях гиперконтроля и подчиненности

Социально-психологические качества супругов

Самопринятие, самоуважение, адекватная самооценка

Способность учитывать свой прошлый опыт и соотносить его с планами на будущее

Готовность принять ответственность за себя и за близких

Проявлять участие и оказывать помощь супругу

Гуманистические установки в общении (принятие другого, открытость и уважение другого)

Эгалитарные гендерные установки

РОЛЬ ШКОЛЫ В ПРОЦЕССЕ ГЕНДЕРНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ. «СКРЫТЫЙ УЧЕБНЫЙ ПЛАН».

ШКОЛА как институт социализации, важный для развития гендерной идентичности

В России существует единая школьная система с едиными общими требованиями к знаниям и пове-дению мальчиков и девочек

Однако существуют значительные различия в предлагаемых в школьной литературе образцах пове-дения для мальчиков и девочек, а также в конкретном отношении педагогов к представителям двух полов.

Школа диктует мужские и женские статусные позиции, определяет гендерную идентичность, пси-хологические и личностные особенности мальчиков и девочек посредством «скрытого учебного плана».

Скрытый учебный план

1. Организация работы самого учебного заведения, включая особенности руководства, отноше-ния на работе, гендерную стратификацию профессии учителя.

2. Стиль преподавания и воспитания (и отношения к школьникам разного пола)

3. Содержание предметов

Школа — как образовательное учреждение отражает, как правило, гендерную стратификацию обще-ства и культуры — неравный статус у женщин и мужчин.

Учителя и обслуживающий персонал — женщины (90%). администрация (директор) — мужчина.

Предметы в школе ассоциированы с мужскими и женскими профессиями (спорт, физика, математи-ка — учителя мужчины, язык — учителя женщины)

Исследования, проведенные в школах разных стран, показали, что мальчикам уделяется больше внимания со стороны педагогов. Учителя в среднем отводят девочкам на 20% времени меньше, чем мальчикам: мальчиков чаще привлекают к демонстрации различных опытов в классе, девочек же обычно сажают писать протокол.

Учителя ожидают от мальчиков большего ожидают и более высоко оценивают их работы.

Различны реакции учителей в ситуациях нарушения дисциплины. Известно, что мальчики создают больше проблем с дисциплиной, чем девочки. Даже в нормальной обстановке учителя чаще делают замечания мальчикам.

Однако замечено, что мелкие нарушения дисциплины, допускаемые девочками, вызывают активное неприятие учителей, в том время как мальчикам такое «сходит с рук».

В одном из американских исследований, 4-5 класс. 90% всех поощрений, предназначенных мальчи-кам — это за успешную интеллектуальную деятельность.

Девочки таких поощрений получили меньше 80%. В то же время негативная обратная связь за не-удачи в интеллектуальной деятельности составила 30% у мальчиков и 75% у девочек.

Учителя по-разному объясняют плохие успехи учащихся разного пола: неуспех девочек — отсутстви-ем способностей, неуспех мальчиков — недостатком трудолюбия, усилий.

В статье Л.Поповой и Н.Орешкиной, проанализировавших в 1995 г. российские учебники для начальной школы, был обнаружено:

в подавляющем числе иллюстраций, рассказов.

В математике мужские образы встречаются в 1,8 раза чаще.

В русском языке 4,2 чаще встречаются женские образы.

Таким образом, уже на начальном этапе исследования в содержании учебников была выявлена ген-дерная асимметрия.

За и против раздельного обучения

За раздельное обучение

1. Позволяет учитывать полнее психологические особенности мальчиков и девочек

2. Снижается роль гендерных стереотипов со стороны учителя к ученикам

3. Снижается страх оценки со стороны противоположного пола

4. Совпадение уровней притязаний и уровней возможностей у учеников

Против раздельного обучения

1. Недостаток общения с противоположным полом

2. Ориентация на гендерные автостереотипы

3. Ограниченность в усвоении совмещении мужских и женских ролей

4. Акцентируется неравенство возможностей в обучении

Источник:
МОДЕЛИ ГЕНДЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ В СЕМЬЕ
Гендерные отношения между супругами 1. Дифференциации ролей мужчин и женщин в семье 2. Иерархичности статусов (проблемы доминирования и власти) 3. Особенности общения (модели отношений в
http://studopedia.ru/11_90631_modeli-gendernih-otnosheniy-suprugov-v-seme.html

(Visited 68 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Как влюбить в себя девушку после расставания Как влюбить бывшую девушку На самом деле, это не так уже и сложно, просто нужно… (1)

Как спросить у парня есть ли у него девушка Как ненавязчиво узнать, есть ли у парня девушка?Был такой старый анекдот: "Чтобы узнать о человеке… (1)

Что делать если ты нравишься парню а он тебе нет Влюбилась в парня, а он любит другую Сегодня мы поговорим о неразделённой любви. Об одной… (1)

Прощать ли измену девушке Прощать ли измену девушкеСтоит ли прощать девушку за измену? Стоит ли прощать девушку за измену?… (1)

Суть отношений между мужчиной и женщиной В чем суть отношений мужчины и женщины? Вчера выступала на социальном дне открытых дверей посвященном… (1)

COMMENTS