травма рождения

Психологическая травма рождения и ее дальнейшее влияние на судьбу человека

Психологическая травма рождения и ее дальнейшее влияние на судьбу человека

В этот мир ни один рожденный младенец еще не пришел с улыбкой на устах. Более того, появляясь на свет, ребенок плачет – он испытывает страдания и ужас. Недаром существует мнение, что рождение ребенка — это смерть плода. Именно в этой области современная психотерапия и пытается отыскать объяснение проблем людей, которых в народе называют «проклятыми».

Большинство психоаналитиков, равно как и духовных искателей, в целом, картину прихода души в тело новорожденного человека представляют в сопровождении так называемой травмы рождения.

Рождение считается глубочайшим шоком, который создает некий резервуар тревоги, откуда порции высвобождаются на протяжении всей жизни человека. Этот травматический опыт при рождении настолько ужасен, что, естественно, подсознание вытесняет его из памяти. Причиной всех последующих проблем и жизненных кризисов человека является родовая тревога.

Отделение плода от матери – это первичная травма, поэтому все последующие отделения какого-либо рода являются такой же трагедией. Как и большинство психологических травм, процесс отделения при рождении «впечатывается» в мозг ребенка в форме визуального образа. И любое удовольствие, в конце концов, устремлено к воссозданию внутриутробной первичной гармонии – собственно, рая, потерянного при рождении.

Родовая тревога является препятствием для наслаждения, она постоянно сигнализирует на чувственном уровне об опасности.

Наглядно процесс зарождения родовой травмы так, как он воспринимается ребенком, выглядит так:

— внутриутробное существование — рай, сопровождаемый переживанием блаженства;

— начало родовой активности матери — блаженство нарушено, зарождается тревога, которая предвещает катастрофу;

— роды — со всей своей ужасающей мощью катастрофа обрушилась, паника и нарастающая тревога, состояние горечи изгнания из рая, удушье сжимающего коридора, соприкосновение с неизвестным миром, скрывающим в себе опасность и угрозу уничтожения;

— рождение — изгнание из рая свершилось, взрыв отчаяния.

Сталкиваясь с полным крушением мира, эмбриональный ум реагирует эмоциями ужаса – молниеносное осознание событий, где таится для него возможность гибели, драма лишения покоя и защищенности. Попавший в водоворот губительных событий плод охвачен страхом, а новорожденный окутан тревогой.

Тревогу балансирует тоска — это первый аспект памяти, который очень часто в условиях невыносимой реальности нашептывает о райском прошлом. Повинуясь такому чувственному гипнотическому зову, душа жаждет попасть в состояние нирваны обратно. Однако прошлое — не вернешь, а свершившееся — свершилось, а значит, оно умерло.

Вот и получается, что, как только какие-то нелады, человека сразу же тянет к смерти, но не к представлению о собственной похоронной процессии, а чувству внутриутробного рая. Происходит своего рода рокировка реальностей: смерть (когда ожил человек, плод уже умер) представляется истинной жизнью, наполненной блаженством и гармонией, а жизнь в реалиях нашего мира – это настоящая смерть, состояние утраты.

Младенческий мозг тотчас же выводит такую формулу: Жизнь = Смерть и Смерть = Жизнь.

Однако ожидания человека не могут осуществиться, ведь рай уже закрыт. А не растворившаяся тоска превращается в отчаяние.

Первое впечатление и переживание младенческого ума словесно можно выразить такими установками:

я изгнан, одинок и беззащитен;

— я смертен, меня могут уничтожить, мне постоянно что-то угрожает;

— я дезориентирован в пространстве и во времени, я не знаю, что меня ждет в следующую минуту;

— я бездомен, ведь меня изгнали из места, которое я считал своим домом, лишенный покоя и уюта, я — вечный странник.

В итоге первое запечатление человеческого мозга имеет суть: жизнь — это сплошное страдание. Ведь это одиночество, странничество, обреченность на выживание и уничтожение. Такой человек всю жизнь несчастен, он весь пронизан подспудными противоречиями, отчаянно дерущимися друг с другом. Рано или поздно он придет к осознанию того, что жить тревожно, а умереть страшно.

Родовая травма опасна не только своим эмоциональным ядом, «проклятые» люди являются завсегдатаями всяких магов, колдунов, ворожек и экстрасенсов. Как правило, последние видят причину неудач человека в порчах, сглазах, «пробитых» аурах и т.п. За определенную сумму денег «проклятого» очищают молитвами, энергией рук или другими методами. В ряде случаев на некоторый период может даже наступить облегчение, однако вскоре грусть и внутренняя боль опять возвращается, неся за собой лавину неудач во внешнем мире.

В случае родовой травмы необходимо осознание первопричины, психотерапевтическая практика исцеления травмы и дальнейшая коррекция основ мировоззрения – лишь так «проклятые» могут найти свое счастье в этом «ужасном» мире.

Записаться на консультацию можно:

— позвонив по телефону 8 (495) 765-02-04 ;

Травма рождения

Травма рождения — фундаментальное понятие психоанализа и транеперсональной психологии, разработанное Отто Ранком в 1920-е гг. Ранк считал, что именно с Т. р. надо связывать главные трудности в развитии характера, а не с детской сексуальностью, как считал Фрейд (за это Ранк был исключен Фрейдом из ассоциации психоаналитиков).

По мнению Ранка, главное в психотерапии — чтобы пациент заново пережил Т. р. При этом он утверждал, что в переживании Т. р. основным является не чувство физиологической стесненности (как думал Фрейд, который тоже придавал Т. р. определенное значение), а тревога (ср. экзистенциализм), связанная с отделением ребенка от матери, вследствие чего ребенок навсегда теряет райскую ситуацию внутриутробного существования, когда все потребности удовлетворяются сами собой без приложения его усилий.

Ранк рассматривал Т. р. как первопричину того, что разлука воспринимается человеком как самое болезненное переживание. Весь период детства Ранк рассматривает как ряд попыток справиться с Т. р. Детскую сексуальность он интерпретирует как желание ребенка вернуться в материнское лоно.

Во взрослой сексуальности Т. р., по Ранку, также играет ключевую роль, ее значение основано на глубоком, упрюляющем всей психикой желании индивида вернуться к безмятежному внутриматочному состоянию. Различия между полами в свете этого он объясняет способностью женщины повторять репродуктивный процесс в собственном теле и находить свое бессмертие в деторождении, тогда как для мужчин секс символизирует смертность, и поэтому его сила лежит во внесексуальной деятельности.

Анализируя человеческую культуру, Ранк приходит к выводу, что Т. р. — психологическая сила, лежащая в основе искусства, религии и истории. Любая форма религии в конечном счете стремится к воссозданию исходной поддерживающей и защищающей ситуации симбиотического союза с матерью. Представляя реальность и одновременно отрицая ее, искусство является особенно мощным средством психологической адаптации к Т. р. История человеческих жилищ, начиная с поисков примитивного крова и кончая сложными архитектурными сооружениями, отражает инстинктивное воспоминание о матке — тепле, защищающем от опасности. Использование боевых средств и вооружения также основано на неукротимом стремлении проложить себе дорогу в чрево матери.

Суть Т. р. для Ранка в том, что послеродовая ситуация для ребенка куда менее благоприятна, чем предродовая. Вне матки ребенок должен столкнуться с нерегулярностью питания, колебаниями температуры, шумом, с необходимостью самостоятельно дышать и выводить отработанные вещества.

Американский психолог Станислав Гроф, основатель транеперсональной психологии, синтезирующей подходы Юнга (см. аналитическая психология) и Ранка, анализирует различные фобии, которые возникают у взрослых людей и которые он связывает с Т. р.

Эта связь наиболее очевидна в страхе закрытого и узкого пространства — клаустрофобии. Она возникает в ситуациях тесноты — в лифте, в маленьких комнатах без окон или в подземном транспорте. Клаустрофобия, считает Гроф, относится к начальной фазе цикла рождения, когда ребенок ощущает, что весь мир сжимается, давит и душит.

Патологический страх смерти (танатофобия) имеет корни в тревоге за жизнь и ощущении неминуемой биологической катастрофы, сопутствующих рождению.

Женщины, у которых память о перинатальных событиях близка к порогу бессознательного, могут страдать от фобий беременности, родов и материнства. Память о внутриутробной жизни у них ассоциируется с переживанием беременности. С Т. р. Гроф связывает также нозофобию, патологический страх заболеть, близкую ипохондрии — беспочвенному иллюзорному убеждению субъекта в наличии у него тяжелой болезни. По мнению Грофа, к жалобам таких пациентов следует относиться очень серьезно, несмотря на отрицательные медицинские заключения. Их телесные жалобы вполне реальны, но отражают они не медицинскую проблему, а поверхностную память организма о физиологических трудностях Т. р.

Страх метро, по Грофу, основан на сходстве между путешествием в закрытых средствах передвижения и отдельными стадиями процесса рождения. Наиболее существенные общие черты этих ситуаций — ощущение закрытости или пойманности, огромные силы и энергии, приведенные в движение, быстрая смена переживаний, невозможность контроля над процессом и потенциальная опасность разрушения. Недостаток контроля Гроф считает моментом исключительной важности: у пациентов, страдающих фобией поездов, часто не бывает проблем с вождением автомобиля, где они могут по своему усмотрению изменить или остановить движение.

При фобии улиц и открытых пространств (агорафобии) связь с биологическим рождением проистекает из контраста между субъективным ощущением замкнутости, зажатости и последующим огромным расширением пространства. Агорафобия, таким образом, относится к самому концу процесса рождения, к моменту появления на свет.

Rank . О. Das Trauma des Geburt und seine Bedeutung fur

Psychoanalyse. — Leipzig. 1929.

Гроф С. За пределами мозга: Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии. — М., 1992.

Травма рождения

Психологический словарь . И.М. Кондаков . 2000 .

Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо . С.С. Степанов . 2005 .

Смотреть что такое «травма рождения» в других словарях:

ТРАВМА РОЖДЕНИЯ — фундаментальное понятие психоанализа и транеперсональной психологии, разработанное Отто Ранком в 1920 е гг. Ранк считал, что именно с Т. р. надо связывать главные трудности в развитии характера, а не с детской сексуальностью, как считал Фрейд (за … Энциклопедия культурологии

Травма Рождения — психоаналитическое понятие, объясняющее невротическое поведение, впервые введеное З. Фрейдом в 1900 г. Сначала это понятие использовалось для обозначения той роли, которую, по мнению Фрейда, играет … Психологический словарь

ТРАВМА РОЖДЕНИЯ — (греч. trauma повреждение организма) понятие и психоаналитическая концепция Ранка, обозначающие процесс и результат патогенного эмоционального воздействия на психику человека процедуры его появления на свет, выступающей в качестве всеобщего… … Новейший философский словарь

ТРАВМА РОЖДЕНИЯ — – бессознательные переживания человека, связанные с его появлением на свет. Впервые представления о травме рождения были выражены австро американским психоаналитиком О. Ран ком (1884–1939) в работе «Травма рождения» (1924). О. Ранк считал, что … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Травма рождения (birth trauma) — Т. р. представление о том, что роды представляют собой физически трудный и психологически устрашающий опыт для новорожденного, память о к ром сохраняется в бессознательном. Эта идея по меньшей мере столь же стара, как Будда, к рый считал роды… … Психологическая энциклопедия

Родовая травма (травма рождения) — (англ. birth trauma) – по психоанализу, один из подсознательных психических комплексов человека, суть которого в том, что в течение всей своей жизни он подсознательно переживает резкое изменение своего благополучного состояния в утробе матери на… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

ТРАВМА — ТРАВМА (психическая) понятие психоанализа, которое переносит на психологический уровень медицинское (хирургическое) понятие травмы (греч. trauma: повреждение с нарушением кожного покрова, возникшее в результате внешнего насилия). В результате … Философская энциклопедия

Травма родовая — 1. Травматизация органов и тканей плода во время родов, чаще всего патологических (стремительные роды, наложение щипцов и др.). Является одной из основных причин органической церебральной патологии натального генеза. 2. В психоанализе понятие Т.р … Толковый словарь психиатрических терминов

Родовая травма — – 1. любая травма, полученная ребёнком во время родов. Частота родовых черепно мозговых травм разной степени тяжести у новорождённых составляет, по разным сведениям, до 50 80%. В США число серьёзных родовых травм (аноксия и структурное… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Аборт и психологическая травма — Связь аборта с психическим здоровьем  предполагаемое некоторыми учеными влияние сделанного либо сделанных женщиной абортов на её последующее психическое здоровье. Вопрос остро дискуссионный[1][2][3]. Было обнаружено, что аборты у женщин с… … Википедия

Травма рождения

Роды для женщины являются мучительным испытанием. Такова реальность женской физиологии. Но мы забываем, что рождение для ребенка тоже является мукой.

Рождение на свет происходит в результате грубого и длительного выталкивания младенца из матки в результате ее спазмов. Младенец изгоняется из мира, в котором он появился из небытия и жил все это время.

Первым из ощущений, которое испытывает младенец при рождении, является удушье, потому что требуется некоторое время, для того, чтобы расправились легкие, которые он использует впервые. Первый крик ребенка означает, что он сделал первый выдох. Крик символизирует жизнь.

Одновременно младенец видит ослепительный для него свет, поэтому ему приходится крепко зажмурить глаза.

Следующее ощущение ребенка – это холод.

А следующее – голод.

Из идеально комфортной и, главное, привычной внутриутробной среды, перманентной сытости, темноты и стабильной температуры в 36,6°C, младенец выталкивается в жизнь. В первом крике ребенка мы можем слышать весь ужас, с которым он сталкивается при рождении на свет. Это первое разочарование в жизни. Рождение на свет можно назвать экзистенциальным обманом.

Разрезание пуповины символизирует конец физической связи с матерью и непрерывного блаженства, в котором он пребывал. Вероятно, смутные воспоминания этого блаженного внутриутробного комфорта и безмятежности запечатлены в легенде о потерянном Рае.

Зигмунд Фрейд первым предположил, что всякий страх в основе сводится к физиологической травме рождения, а именно, удушью (асфиксии). Эту идею развил Отто Ранк, абсолютизируя первостепенное значение травмы рождения, как первопричины хронической (базальной) тревоги и, соответственно, основы для развития депрессии. За ним эту идею развил Станислав Гроф, разработав концепцию перинатальных матриц.

Все люди рождены на свет в муках, но не все мучаются всю жизнь депрессивными переживаниями. Поэтому мы не будем видеть причину всех страданий взрослого человека в травме его рождения.

Нельзя недооценивать значение травмы рождения, но когда ребенка передают матери, если она ласково укладывает его около себя, если она вкладывает в его губы сосок своей груди, если грудь полна молока – младенец начинает жадно сосать молоко, возвращаясь к покою и безмятежному блаженству внутриутробного состояния.

Это возвращение в Рай. На время.

Рано или поздно, мать оставит младенца, он снова проголодается, описается или обкакается, ему станет холодно или жарко – и он проснется с пронзительным криком в результате непереносимой для него фрустрации. Те минуты, которые потребуются матери, чтобы удовлетворить потребности своего младенца и успокоить его – покажутся для него вечностью. Вероятно, смутные воспоминания об этих минутах породили легенду об Аде с вечными муками.

Мать творит счастье для своего младенца.

Периоды удовольствия будут сменяться периодами неудовольствия – так младенец будет постигать экзистенциальную сущность бытия.

Травму рождения, вероятно, невозможно было бы пережить, если бы ребенок рождался со сформированной психикой. Травматические переживания преследовали бы его всю жизнь, как это бывает в случае военных неврозов.

Но психическое рождение ребенка значительно отстает от его физического рождения (Маргарет Малер). Если мы не будем проецировать на младенца наши взрослые чувства и мысли, то увидим маленькое беспомощное существо, которое может дифференцировать только два состояния. Для этих состояний еще нет названий, потому что ребенок должен еще научиться давать имена. Но их можно условно назвать ощущениями Рая и Ада.

Психика ребенка формируется вокруг «островков» райского счастья, которое доставляет ему мать в результате удовлетворения его потребностей (Вейкко Тэхкэ). И каждый раз часть сформированной психики разрушается, когда фрустрация оказывается слишком долгой (М. В. Ромашкевич).

Развитие психики младенца идет по принципу: «два шага вперед – один шаг назад».

Травму рождения переживают все люди, но психические нарушения формируются не в результате травмы рождения, а в процессе нарушенного формирования психики.

В результате частых или длительных фрустраций не происходит непрерывное формирование цельной психики. В худшем случае зарождающиеся «островки» психики не соединяются даже в единый «материк» – тогда ребенка во взрослом возрасте ждет психоз (шизофрения, МДП). Чаще дела обстоят лучше, психике удается консолидироваться, но в ней остается «дыра» – тогда формируется анаклитическая депрессия. (Рене Шпиц)

Как говориться: Родителей не выбирают.

Можно перефразировать эту поговорку: Рождение не выбирают.

«Необходимы необычайная любовь, нежность и забота, чтобы ребенок простил родителям свое, без его ведома, появление на свет.»

(Шандор Ференци. “Нежданный ребенок и его стремление к смерти”)

Но, к сожалению, не все матери способны дать своему младенцу любовь, потому что у них самих нет любви к жизни. Нередко именно потому и принимается решение завести ребенка, в бессознательной надежде заполнить собственную «дыру» в душе, придать смысл собственному бессмысленному и мало радостному существованию.

В предвкушении рождения ребенка фантазии рисуют благостную картинку счастливой семьи, объединенной розовощеким счастливым младенцем. А после изнурительных родов матери дают маленькое сморщенное кричащее существо.

Мать надеялась получать любовь от младенца, не зная, что для этого нужно сначала самой ему давать любовь, получая пока взамен только крик, мочу и кал. В младенце от рождения есть только ужас и надежда. Семя любви вложить и вырастить в нем должна мать.

Умилительная улыбка и мелодичное гуление появятся позднее. А пока мать должна любить это маленькое очень нуждающееся в ней существо пресловутой материнской безусловной любовью. Радость от общения с младенцем возникает только тогда, когда в душе матери есть радость жизни и любовь.

Если у матери в душе «дыра», у нее нет сил быть с младенцем в постоянном контакте, предугадывать и удовлетворять все его непрерывные потребности. «Голодный» младенец становится беспокойным, крикливым, начинает плохо спать и плохо есть. Уставшая от постоянной требовательности младенца мать, изможденная бессонными ночами, становится раздражительной и нетерпимой.

Хорошо, если в этот сложный период муж способен разделить тяготы забот матери о младенце – тогда ребенок будет спасен. Но чаще мужья сбегают от крикливых младенцев и раздражительных жен, подолгу задерживаются на работе, находят для себя неотложные дела, или вовсе покидают свою семью.

Тогда у такой матери наступает послеродовая депрессия.

Находясь в состоянии отчаяния, мать уходит в себя, оставляя своего младенца. Она с большой задержкой откликается на его плач, она без любви ухаживает за ним, она не радуется ему с умилением.

В ее глазах ребенок не видит жизни. Она становится мертвой матерью (Андре Грин). «Дыра» порождает «дыру». У ребенка развивается анаклитическая депрессия.

Ситуация в отношении матери к младенцу может поменяться со временем в лучшую сторону, если она хоть немного уделяет внимания своему малышу. Пусть и с опозданием, младенец начнет улыбаться своей маме, гулить, тянуться к ней ручками. И мать оживет. И все пойдет своим чередом внешне нормально. Но у ребенка в душе останется «дыра».

Если растущий ребенок не будет в дальнейшем подвергаться серьезным психическим травмам, он будет выглядеть почти как нормальный. Ну, разве что, только, будет несколько менее веселым и подвижным, чем другие дети, или, наоборот, гиперактивным.

Все может идти внешне нормально. До подросткового возраста, когда его накроет «беспричинная» депрессия.

Конечно, беспричинной депрессия быть не может. В подростковом возрасте ребенок испытывает стресс в связи с гормональным бумом, оказываясь в конфликте между растущим сексуальным желанием и невозможностью его полноценного удовлетворения. Будучи менее активным, более закрытым и недостаточно жизнелюбивым, чем его сверстники, он будет неизбежно проигрывать конкуренцию за внимание и любовь. Мартиролог его поражений будет расти, лишая подростка уверенности в себе, порождая пессимизм и апатию.

Со стороны это будет выглядеть «нормально»: некоторая подростковая замкнутость, некоторая подростковая нерешительность, может быть, «несчастная любовь», столь частая в этом возрасте.

Что это хроническая депрессия, станет понятно не скоро, потому что он жил со своей анаклитической депрессией всю свою жизнь. Если, конечно, темные мысли не сгустятся настолько, что он решится раз и навсегда покончить со своим мучительным существованием. Все попытки самоубийства среди подростков, совершенные без видимой причины, являются следствием хронической депрессии, причина которой в далеком младенчестве.

Пережив страсти подросткового кризиса, такой человек будет жить наполовину, часто и длительно испытывая апатию и бессилие – если депрессия не будет диагностирована, и его не «подсадят» на антидепрессанты.

Такие люди часто выбирают профессии врачей, психологов и философов. За этим выбором стоит желание разобраться в себе. Если такому человеку удается получить соответствующее образование, то он становится хорошим врачом или психотерапевтом (раненый целитель по Юнгу). Желание помочь себе часто вызывает желание помочь другим.

Но чаще, низкий жизненный тонус не позволяет окончить столь сложное образование. Тогда работа «нормальных» людей для них становится проклятием от понедельника до пятницы, от отпуска до отпуска.

Но некоторым удается «нырнуть» в суету жизни (забросить себя в бытие по Хайдеггеру). Основной задачей таких людей является ни на минуту не останавливаться, чтобы не почувствовать в себе депрессивные переживания. Это может выражаться как в бурной профессиональной деятельности, так и в непрерывных «тусовках», для поддержания тонуса часто приходится прибегать к алкоголю или наркотикам. Депрессия становится ажитированной. Если такое состояние маниакального возбуждения не удается поддерживать постоянно, такой человек проваливается в тяжелую депрессию. Когда такие состояния маниакального возбуждения и депрессии регулярно чередуются, ставят диагноз маниакально-депрессивный синдром (циклотимия).

Серьезным испытанием для людей с хронической депрессией оказывается рождение ребенка.

В случае депрессивного типа матери младенец воспринимается как вампир, сосущий кровь.

В случае маниакального типа матери младенец воспринимается как помеха прежнему «активному» образу жизни.

В любом случае, чаще всего это заканчивается послеродовой депрессией и, как следствие, анаклитической депрессией ребенка.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что причина анаклитической депрессии как результат депрессии матери заключается не в том, что мать «заражает» младенца своей депрессией. Все дело в депривации: депрессивная мать не может создавать необходимые условия любви и заботы для младенца, и этим не обеспечивает ему непрерывное и равномерное развитие психики.

Младенец, «оставленный» своей депрессивной матерью, у которой нет жизненных сил на него, остается пребывать наедине в ужасе продолжающейся травмы рождения, которая никак не заканчивается. Так из травмы рождения рождается хроническая тревога, которую называют базальной тревогой.

Поставьте, пожалуйста, оценку статье:

Источники:
Психологическая травма рождения и ее дальнейшее влияние на судьбу человека
Психологическая травма рождения и ее дальнейшее влияние на судьбу человека. Психологическая травма рождения и ее дальнейшее влияние на судьбу человекаВ этот мир ни один рожденный младенец еще не пришел с улыбкой на устах. Более того, появляясь на
http://www.cps06.ru/page25.html/zdorovaja-psihika-vsemu-golova/psihologicheskaja-travma-rozhdenija-i-ee
Травма рождения
Травма рождения — фундаментальное понятие психоанализа и транеперсональной психологии, разработанное Отто Ранком в 1920-е гг.
http://mirznanii.com/a/206792/travma-rozhdeniya
Травма рождения
Психологический словарь . И.М. Кондаков . 2000 . Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо . С.С. Степанов . 2005 . Смотреть что такое «травма рождения» в других словарях:
http://psychology.academic.ru/5887/%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BC%D0%B0_%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F
Травма рождения
Травма рождения неизбежна для всех людей. Но не у всех людей она оставляет в душе шрам. Все дело не в травме рождения, а в первых шести месяцах жизни младенца. Мать может излечить от травмы рождения или повторно травмировать младенца.
http://www.psychoanalyst.ru/depression_2/trauma_of_birth.php

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Развод и раздел имущества супругов Как происходит раздел совместно нажитого имущества? Не каждый заключенный брак оказывается счастливым. В некоторых ситуациях… (1)

Поздравления с днем рождения сестре 40 лет прикольные Поздравления с юбилеем сестре на 40 летСестрица с днем рождения поздравляю,Не стоит в этот день… (1)

Арбидол отзывы комаровский Арбидол отзывы комаровский Препарат Арбидол (см. отзывы) — это противовирусное средство, которое применяется для профилактики… (1)

Как ведет себя мужчина скорпион если хочет вернуться Как Вести себя с Мужчиной СкорпиономЕсли Вы встретили загадочного и магнетического мужчину Скорпиона и поняли,… (1)

Как выглядеть стильно в 40 лет Как выглядеть потрясающе после 40 лет? 15 секретов от ТвиггиКак выглядеть потрясающе после 40 лет?… (1)

COMMENTS