Сова и лиса

ГЛАВА 22. Лиса и сова

Была середина января. После непродолжительного затишья ударили морозы, и на целых три дня все завалило снегом. Джоди была в восторге и иногда, если я не могла сразу же выйти с ней погулять, могла как прикованная сидеть у окна и глазеть на улицу.

Настроение у детей тоже улучшилось. Теперь, когда каникулы закончились, они словно новыми глазами посмотрели на Джоди. В частности, Пола оказалась только в выигрыше от того, что поборола свое предрождественское негодование. Устроить посиделки с ночевкой пока так и не получилось, но к ней все чаще заглядывали друзья, и ей даже удавалось вовлекать Джоди в общение, что очень похвально.

Одним таким зимним днем к нам на обед пришла подруга Полы Оливия, и они решили прогуляться по снегу. Наша улица проходит по краю долины, на которую открывается совершенно потрясающий вид. Увидев, что они уходят, Джоди надулась, и Пола предложила нам пойти вместе с ними. Джоди воспрянула духом, и мы вчетвером, закутавшись в пальто и куртки, обмотавшись шарфами, вышли из дома.

Мы шли к центральной улице и вдвоем с Полой держали Джоди за руки, потому что тротуар был покрыт льдом. Но она все равно постоянно поскальзывалась и шлепалась на мягкое место. В третий раз она так и осталась сидеть на дороге. Она скрестила руки, закатила глаза и театрально вздохнула:

Мы с Полой улыбнулись. Обычно Джоди реагировала более тяжелой тирадой наподобие: «Кто положил сюда этот чертов лед? За что мне это? Это ты виновата! Ненавижу тебя!» — и далее в том же духе. Теперь же она видела в ситуации что-то смешное и даже пыталась рассмешить нас. Может показаться мелочью, но для нас это был значительный прорыв, и мы были рады.

Приближался первый учебный день Джоди, и мы с ней отправились покупать форму. Мы купили две синие юбочки, два свитера с нашитой на них эмблемой школы и три белые блузки с длинными рукавами. Джоди вела себя хорошо, ей нравилось, что с ней возятся, но когда я стала покупать гольфы, она разозлилась. Ей хотелось носить колготки, как Пола и Люси, но я знала, что ей будет сложно надевать их после занятий физкультурой. В итоге мы пришли к компромиссу и купили все-таки пару белых кружевных колготок, которые она сможет носить в конце недели.

Только мы вернулись домой, как позвонила Джилл и извинилась: пара, у которой хотели временно разместить Джоди, не сможет принять девочку. Причины остались неизвестны.

— Прекрасно, — сказала я рассерженно. — Мне обещают регулярные перерывы в связи с тяжелым характером Джоди, но именно из-за ее тяжелого характера мне не могут найти замену.

— Извини, Кэти. Мы продолжаем искать.

— Да уж, пожалуйста. Если нужно, можно поискать и вне этого агентства.

Я хотела сказать, что Джилл стоит обратиться в другое агентство по патронату, чтобы подыскать Джоди попечителя. Это было не идеальным решением, потому что попечитель мог жить довольно далеко, а речь шла всего о нескольких днях, но мне необходима была передышка.

В пятницу мы посетили школу, в которой будет учиться Джоди. Нам было назначено на вторую половину дня, но она поднялась рано, как и всегда, и сразу же оделась в новую форму. Вряд ли это было хорошей идеей, но, страстно желая избежать ненужных конфликтов, я разрешила Джоди походить так, а на время завтрака повязала ей передник. Следы от завтрака остались и на переднике, и на форме. Я, как могла, оттерла пятна, и в школу мы приехали вполне опрятными и готовыми к встрече.

Школа Эбби Грин приятно удивила меня с первых минут, хотя я не сразу выбрала именно ее. Небольшая приемная с ковром была яркой и уютной, и улыбающаяся секретарша тепло поприветствовала нас.

— Здравствуй, Джоди. Очень приятно познакомиться, — сказала она и позвонила в кабинет директора, который сразу же вышел к нам.

— Адам Вест, — представился он, пожимая мне руку. — Здравствуй. Джоди. Добро пожаловать.

Ему было где-то за тридцать, его дружелюбная, неформальная манера общения сразу располагала к себе.

— Думаю, мы для начала осмотрим школу, а потом вы можете немного посидеть в классе вместе с Джоди, вы не против?

— Конечно, — я повернулась к Джоди, — здорово, правда?

Она спряталась за мою спину и вцепилась мне в юбку. Вся ее смелость куда-то улетучилась. Директор вывел нас через двойные двери и провел по короткому коридору.

— Главный холл ведет к шести классам, — рассказывал он. — А за столовой и спортзалом их еще столько же. — Я почувствовала слабый запах отварной зелени и подливки, такой же, как и во всех школах нашей страны. На стенах холла и коридоров были развешаны детские работы, и мистер Вест увлеченно рассказывал, что именно вдохновило «художников» на те или иные произведения. Это были рисунки, эссе, поэмы, компьютерные распечатки на самые разные темы, вроде дальних стран, водной стихии, животных или домашнего дизайна. Он был полон энтузиазма, его метод заключался в сосредоточенности на ребенке, и я подумала про себя: если в этой школе не смогут дать Джоди то, что ей нужно, то этого не смогут дать нигде.

Мы подошли к классу Джоди. Прежде чем войти, директор постучал. Десятки лиц с любопытством посмотрели на нас, а потом ребята вернулись к работе.

— Кэролайн Смит, — представил он нас классной руководительнице. — Это Кэти Гласс, а это — Джоди. — Мы пожали друг другу руки. — А вон та дама — миссис Райс, классный ассистент, она будет помогать Джоди.

Я посмотрела в ее сторону и улыбнулась. Миссис Райс была невзрачной женщиной слегка за пятьдесят, в цветастом платье. Она помахала нам. За время прогулки по школе к Джоди вернулась уверенность, и она стала вышагивать между партами, глядя поверх учеников. Один мальчик неуютно поежился.

— Джоди, подойди сюда, — позвала я, но та не отреагировала.

— Ничего страшного, — успокоила миссис Смит. — Они заканчивают писать сочинение по литературе, она может посмотреть.

Мистер Вест удалился со словами.

— Если возникнут какие-то вопросы, обращайтесь, я буду весь день в своем кабинете.

Я поблагодарила его, несколько минут поговорила с миссис Смит, пока она мне объясняла, как составлено расписание. А потом воспользовалась ее предложением осмотреться и вышла, чувствуя себя слишком заметной, как будто я была великаном, шагающим мимо крошечных столов и стульчиков. Синяя группа, безусловно, была самой талантливой: они писали аккуратно и ровно, почти без ошибок. Оранжевая группа — стол миссис Райс — была совсем другой. Здесь дети с трудом выводили неровные буквы, и их работы пестрели исправлениями. Но даже самые слабые ученики были развиты лучше, чем Джоди. Она же едва могла написать собственное имя.

— Может, хочешь прямо сейчас сесть за свой стол? — предложила миссис Смит. — Свободный стул рядом с миссис Райс — специально для тебя. — Ее просьба была мягкой, но настойчивой. Джоди, которая явно не была готова к этому, смерила ее взглядом. Лицо приняло выражение «попробуй, если осмелишься», и у меня душа ушла в пятки. Только не сейчас, Джоди, только не сейчас, пожалуйста, только не устраивай скандалов в самый первый день, а то получим отказ.

Теперь на нее смотрели и другие дети. Они-то привыкли сразу исполнять любую просьбу учителя. Джоди с вызовом посмотрела на миссис Смит, но потом, к моему облегчению, отвела взгляд, тяжело зашагала в сторону и плюхнулась на стул с трагическим вздохом.

Миссис Райс дала Джоди лист бумаги и карандаш. Я пробралась вдоль стены и примостилась на табуретке около окна. Из него была видна спортивная площадка, где занимались физкультурой старшеклассники. В нашем классе было тихо, только время от времени мог скрипнуть стул или миссис Райс тихим голосом подсказывала что-то своей группе. Мальчиков в классе было больше, чем девочек, и здесь уже сложились свои отношения — интересно, примут ли девочки Джоди? Бедняжке требовались подруги ничуть не меньше, чем собственно образование.

Ученики дописали свои работы, и миссис Смит предложила кому-нибудь зачитать свою. Взметнулось несколько рук, в том числе и Джоди. Мальчика по имени Джеймс вызвали первым — он написал о ночных приключениях лисенка по имени Лэнс. В его рассказе была четкая структура, он использовал много прилагательных, и, когда закончил, одноклассники наградили его аплодисментами. Потом вызвали Сьюзи, чей рассказ был построен на наблюдениях мудрой совы, сидевшей на верхушке дерева. Судя по всему, задано было написать о ночных животных. Сьюзи тоже получила свою долю оваций, и учительница спросила, кто еще желает прочесть написанное. Опять Джоди подняла руку и стала изо всех сил ею трясти.

Миссис Смит и миссис Райс переглянулись.

— Ну что ж, Джоди. Давай послушаем тебя.

Меня захлестнуло смущение. Я понимала, что, кроме нескольких крючков, она ничего не напишет.

— Ребята, это Джоди. С понедельника она будет учиться вместе с нами, — сказала учительница.

Джоди встала и гордо поднесла лист бумаги к глазам, как и все остальные. Она делала вид, что читает громко и уверенно, но в ее рассказе не было ничего, кроме оборванных фраз, время от времени перемежаемых словами «лис» и «сова».

— Я увидела лису, посмотреть, и сказала нет, а лиса была она, и она… Нет. И потом сова. Где там она… Она далеко, эта сова. Видите. Смотрите, вон там. И вот пришла лиса, ночью пришла, я сказала, видите! Потом они пошли. Потом ночью была сова и лиса тоже, но ее не было, и я говорю. И я иду к лисе и к сове…

Хорошо, хоть она сама не понимала, что «написала» совершенную бессмыслицу. Я видела непонимающие взгляды одноклассников и молилась только о том, чтобы они не рассмеялись… Джоди все еще не собиралась заканчивать, тогда учительница поблагодарила ее и попросила присесть. Аплодисментов не было, но не было и шушуканья, за что я была очень признательна всем. А Джоди будто вовсе этого и не заметила — наоборот, она была очень воодушевлена и держалась торжествующе.

Последний учебный час был занят теми делами, которые дети сами себе выбирали, но которые имели отношение к пройденному на прошедшей неделе. Я снова обошла класс. Некоторые сидели за компьютерами, сосредоточенно возились с картинками, другие составляли кроссворды, писали что-то и рисовали на сочинениях, оформляя работы. Джоди нарисовала несколько квадратов и раскрасила их оранжевым, синим, зеленым, красным и желтым. Мне она объяснила, что это были несколько групп класса. Я похвалила ее (хорошо, что она усвоила хотя бы это), потом подписала под каждым квадратом название цвета, чтобы она запоминала. За пять минут до звонка дети собрали свои сумки и сели на ковер перед учительницей.

— Доброго дня, миссис Смит! — хором прокричали они, и учительница пожелала им приятных выходных. Когда они, похватав свои вещи, удалились из класса, миссис Смит спросила Джоди, как ей понравилось первое занятие.

— Очень понравилось, — ответила она. — Я буду ходить к вам теперь каждый день. Всегда-всегда!

Как помочь гиперактивному ребенкувыполнения домашнего задания родителям желательно находиться рядом и при необхолимости помогать беспокойному сыну или дочке.

Часть 1. «Бедные дети»— Ну что мне с ним делать? — кошка всплескивала лапами. — Ведь хороший, умный котенок, а тут — ну что ты будешь делать, хоть кол на голове теши — ни в какую. Только в лунном! Ну что ты будешь делать?

Универсальные законы развитияСимпатическая нервная система призвана адаптировать человека к окружающему миру, активизировать организм к взаимодействию, а парасимпатическая играет охраняющую роль, приносит стабильность и постоянство. Активизация симпатической системы сопряжена с состоянием психического и физического.

ЧАСТЬ VУверенность и несокрушимая вера в себя, порой превращающаяся в дерзость, являются необходимым условием для любых свершений.

Развитие М-оператора и стадии развития интеллектаНа рис. 13.11 изображено взаимодействие между операторами М и l в различных ситуациях при решении разных задач.

ЧАСТЬ II. Типы организации характеровМой редактор, Китти Мур, приняла концепцию этой книги и занялась ей с неизменным энтузиазмом и радостью. Мне чрезвычайно помогли первые рецензенты Гилфорда: Бертрам Карон, с его страстным обязательством помочь всем отчаявшимся, недолеченным и психотическим пациентам, которые меня всегда.

СИЛА ФАНТАЗИИ«На этих мыслях,- продолжает Максутов,- задержался несколько часов, пока не додумался, что значительно выгодней выбрать такой мениск, который вводит в систему положительную аберрацию, способную компенсировать отрицательную аберрацию сферического зеркала или сферических зеркал.

ЧАСТЬ IVПара «мать и дитя» изолируется от социального и природного окружения, замыкается внутри себя. Отношения внутри пары предстают вырванными из более широкого контекста общественных отношений. «Социальное» предстает как «антропологическое» – human (связанное с человеком), противопоставляемое.

За что мы нравимсяКак же так? Дело в том, что, веря в изначально справедливый мир, нас окружающий, мы как бы передоверили заботу о себе силам природы. Это они должны следить, чтобы мы не попали случайно под машину. Чтобы не попали в случайное дорожное происшествие, не испытали незаслуженное несчастье. Мы не хотим.

отправляй в соцсети.

Для авторизированных — цитаты запоминаются автоматически.

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

ПОЛИНКА.net

Прибежала однажды лиса, села под елью и запела:

Сбрось совёнка вниз!

А не то заберусь —

Всех поем! Тум-тум!

А не то ель срублю —

Всех поем! Тум-тум!

Сбрось совёнка вниз!

Сова расплакалась, да делать нечего — хуже будет, если лиса всех совят поест, — и сбросила лисе одного совёнка. Подхватила лиса совёнка, унесла его и съела.

На следующий день снова прибежала лиса, села под елью и запела:

Сбрось совёнка вниз!

А не то заберусь —

Всех поем! Тум-тум!

А не то ель срублю —

Всех поем! Тум-тум!

Сова поплакала-поплакала, да делать нечего — хуже будет, если лиса всех совят поест, — и сбросила вниз ещё одного совёнка. Подхватила его лиса, унесла к дальнему озеру и съела.

Сидит сова на суку и горюет. Пролетала мимо сорока, увидала, что сова плачет, и спрашивает:

— Ты, сова, никак, плачешь?

— Как же мне не плакать? — отвечает сова. — Была здесь лиса, грозилась в гнездо залезть или ёлку срубить и всех совят поесть. Пришлось отдать ей двух совят. А если бы двух не отдала — всех бы лиса съела.

— Эх, глупая твоя голова! — говорит сове сорока. — Не может лиса на дерево залезть, и топора у неё нет, чтобы ель срубить. Зачем же ты лису слушаешь, да ещё совятами кормишь?

На следующий день снова прибежала лиса, села под елью и запела:

Сбрось совёнка вниз!

А сова отвечает ей сверху:

— Не сброшу! Сорока сказала, что ты не можешь на дерево» залезть, и топора у тебя нет, чтобы ель срубить.

— Вот проклятая птица! — крикнула лиса. — Уж я ей покажу, как меня без обеда оставлять!

Убежала лиса на дальнее озеро, легла на берегу, притворилась мёртвой.

Летела мимо coрока, увидала: лежит жирная лиса и не шевелится — видно, подохла. Спустилась сорока вниз, села на лису, клюнула её в нос, а лиса — хвать сороку и говорит:

— Зачем сове говорила, что я не могу на ель залезть, что у меня топора нет? За то, что ты оставила меня без обеда, я сейчас съем тебя!

— Ешь, — отвечает сорока, — только не бери меня за хвост и не бей головой о еловый пенёк!

— Нет уж, если тебе это так не нравится, возьму я тебя за хвост, да и стукну головой о еловый пенёк!

Взяла лиса сороку за хвост, размахнулась — выдернулись у сороки из хвоста три пёстрых пера, а сама сорока улетела.

Летит сорока и кричит на весь лес:

— Я лису обманула! Я лису обманула! Лиса без обеда осталась, без обеда осталась!

Запись сделана в Вторник, 4 октября 2011 в 20:03 и размещена в рубрике Книжная полка. Вы можете следить за комментариями через ленту RSS 2.0.

Copyright © 2010-2016 ПОЛИНКА.net | Дизайн: Lorelei

Сказки. Рассказы. Стихи.

Электронная библиотека детской литературы

Лиса, сова и сорока — марийская народная сказка на русском языке

Марийская народная сказка

Вылезла она из норы, оглянулась, думает: чем бы ей поживиться? Видит: на ветке дуба Сова сидит— там, в дупле, у нее гнездо, а из дупла клювики торчат, Сова в них еду кладет, совят кор­мит. Посчитала Лиса — раз, два, три, четыре, пять. Пять клювиков — пять совят. Вот Лисе и пожива!

Подбежала Лиса к дубу, постучала хвостом по стволу и запела сладким голосом:

— Сова, тум, тум! Пятеро совят — пятеро ребят. Дуб срублю — всех изловлю! Лучше одного брось!

Испугалась Сова, думает: «Милости от Лисы не жди. Дуб срубит, всех совят погубит. Лучше уж я одного от­дам».

Заплакала и сбросила Лисе совенка. Подхватила его Лиса и потащила к себе в нору. Потом вышла, облизну­лась и снова по дубу хвостом стучит:

— Сова, тум, тум! Четверо совят — четверо ребят. Вот залезу на дуб, всех совят найду! Лучше сбрось од­ного!

Горше прежнего заплакала Сова и со страху сбросила Лисе второго совенка. А та унесла его к себе в нору.

Тут заря занялась, птицы запели в лесу. Проснулась Сорока-Белобока, вылетела из гнезда и затрещала на весь лес:

— Что-что-что на свете слыхать, что видать? Кто-кто-кто женился, кто родился, кто летать научился? — она всегда первая узнавала все новости и разносила их по лесу.

Увидела Сорока-Белобока Сову всю в слезах, подлете­ла к ней и еще быстрее затрещала:

— Ты что? Ты что? Ты что плачешь, подружка? Что случилось, что стряслось?

Рассказала ей Сова про свою беду, а Сорока-Белобока ей в ответ:

— Что ж ты? Что ж ты? Что ж ты? Сказала бы Лисе: «Дуб срубить — топора у тебя нет, на дуб залезть — лестницы нет». И ушла бы Лиса ни с чем!

Улетела Сорока-Белобока другие новости узнавать, а Лиса дождалась ночи, подошла к дубу и стучит хвостом:

— Сова, тум, тум! Трое совят — трое ребят. Дуб сруб­лю—всех погублю, залезу на дуб—всех найду! Сбрось лучше одного!

А Сова ей в ответ:

— Иди прочь, Лиса! Дуб срубить — топора у тебя нет, на дуб залезть — лестницы нет!

— Кто это тебе сказал? — спрашивает Лиса.

— Сорока-Белобока сказала. Она все знает.

«Ах, вот оно что! — подумала Лиса. — Ну, ладно, пой­маю я эту Сороку-Белобоку!»

Пошла Лиса на пригорок, легла на травку, лапки раз­метала, голову на плечо уронила, хвост в сторону отмах­нула, не глядит, не дышит, не шевелится—мертвой при­кинулась.

Занялась заря. Прилетела Сорока-Белобока, затре­щала:

— Ты что, ты что, ты что, Лиса, совсем померла? Лиса молчит, недвижима лежит — совсем мертвая.

— Вот что! Вот что! Вот что! Тогда я шерстки твоей нащипаю, в гнездо положу! Сорочатам моим спать будет мягче!

Только села Сорока-Белобока на Лису и стала щи­пать лисью шерстку, как Лиса — ам! — и схватила Сороку за белый бок.

— Попалась! — говорит. — Ты зачем Сову уму-разуму научила? Теперь я тебя съем!

— Что ты? Что ты? Что ты? — затрещала Сорока-Белобока. — Разве сороку с белого боку едят. Перьями по­давишься! Ты за хвост ухвати да что есть силы тряхни, тогда и съешь меня в свое удовольствие.

Схватила Лиса Сороку-Белобоку за хвост да как тряхнет! Только перья у нее в зубах остались! А Сорока-Белобока вырвалась и улетела. Села на ветку и затрещала:

— А что? А что? А что? Плохо ли? Подругу выручила, недруга проучила!

Говорят, до сих пор жива та Сорока-Белобока, по лесу летает, новости узнает, кого выручит, а кого и проучит.

Лиса и Сова: созданы для веселья и любви

Автор комиксов про Лису и Сову рассказала MORS’у том, что хочет нарисовать историю любви пингвина и космического корабля, о том, как ее проект облетает весь мир и наконец-то раскрыла тайну прототипа своих героинь.

Пожалуй, про Лису и Сову известно больше, чем про их создательницу Лену Хек. Те, кто знаком со стрипами об этой парочке (стрипы – это однополосные комиксы с законченным сюжетом), знают, что сначала появилась Сова, а затем – Лиса, и понеслось: они постоянно сидели в барах, танцевали, драматически выясняли отношения, любили друг друга, просыпались в неизвестных местах, устраивали вечеринки и так далее. В общем, не жизнь, а череда «приколов». Не всегда, правда, именно веселых и еще реже гуманных, но зато всегда остроумных, и снабженных очень личными «объемными» деталями. Если бы нам регулярно рассказывали подобные байки о каком-то человеке, мы бы мечтали познакомиться с ним лично – уж больно ярко живет товарищ, насыщенно.

Приблизительно так же я представляла себе Лену, но, увы, она утверждает, что является «обычным человеком». «Обо мне мало что известно. Достоверно известно, что я люблю спальные районы крупных городов, миндальный торт, мультфильмы, Барселону, всех без исключения животных, не смешно шутить и смеяться невпопад, хорошо разбираюсь в английских сортах пива, никогда не училась рисовать, – говорит она. — Я все делаю очень быстро, стараюсь записывать и рисовать сразу же, как только появляется идея. Это как с хорошей шуткой — никогда нельзя тянуть, иначе кто-нибудь обязательно тебя перебьет».

— Я нарисовала историю про сову, которая ходит на свидания, и ей постоянно не везет. Люди стали переживать, спрашивать про сову. Я нарисовала продолжение, а потом начался кошмар. Мне хотелось рисовать постоянно, каждую секунду. Никакой хронологии в историях не было, но каждая из них была частью одной большой. Теперь их можно читать как «Игру в классики» — либо по порядку, либо по какой-то специальной схеме, либо прочитать одну-две и успокоиться. Каждый раз получится какая-то своя история.

— Лена, почему, на Ваш взгляд, так популярно объединять лирического героя и персону автора?

— Тот, кто сам пытался что-то делать, никогда не перепутает. Есть твое творчество и есть ты. Это могут быть очень похожие понятия, а могут быть даже не два разных полюса, а две далекие-далекие галактики. Вот, например, я хочу нарисовать, как пингвин влюбляется в космический корабль и добивается от правительства разрешения на брак. Понятно, что тут вряд ли есть личный опыт. Но далеко не всегда все так очевидно. Я не люблю рассказывать о себе и кому-то проще домыслить этот образ при помощи моих работ. Каждый имеет право на заблуждения.

— А почему сначала произведения автора все любят – читают-смотрят запоем, а через некоторое время начинают критиковать (причем за то же, за что и полюбили) – например, в тексте велят не материться?

— Наверное, они и не любили. Разве можно критиковать того, кого любишь? Наоборот, все эти недочеты, минусы (назовем это «непохожестью») вызывают неконтролируемые приступы нежности. И чем дальше, тем больше. У меня есть такие писатели и художники. И не мне их критиковать. Счастье, что я просто могу наблюдать за их творчеством.

— У Вас есть открытки с Лисой и Совой, Вас спрашивают о возможно выпуске сборников комиксов, а предложения участвовать в рекламных проектах есть? И что могли бы рекламировать Сова и Лиса?

— Предложения есть. Рекламировать Лиса и Сова ничего не будут, они были созданы для веселья, пьянок, секса и моего личного удовольствия. Если кому-то еще они кажутся смешными, здорово. На этом и остановимся.

— Кстати, о пьянках, сексе и личных удовольствиях. Реально ли введение цензуры в интернете или это только пугалка?

— Ваш любимый мультфильм? И, пожалуйста, дайте рекомендацию, какие мультики время от времени надо пересматривать (или в обязательном порядке посмотреть) взрослому человеку?

— В последнее время я не смотрю мультфильмы. Обычные фильмы тоже. Могу их придумывать, пожалуй, но смотреть не получается. Очень люблю книги, только они позволяют мне увидеть нужную картину. И вообще — разве кому-то нужны такие обязательные списки? Это слишком напоминает школу, а кто хочет туда вернуться?

— Продолжаются ли Ваши «проекты с картоном»? Появятся ли кроме сов еще какие-нибудь герои? И где (город, здание и т д) Вам хотелось бы разметить картонных героев?

— Да. И продолжаются вполне успешно. Давайте я добавлю немного занудства и объясню все как есть. Картонные совы — это не просто совы. Этот проект — это желание показать людям, что они потеряли или вот-вот потеряют. Птицы, которых я рисую, уже вымерли или находятся на грани исчезновения. Я сажаю их на деревья, памятники, вожу по разным городам, чтобы кто-то вдруг вспомнил, а кто-то впервые узнал о том, что такие птицы существовали на нашей планете. Все началось с нее —

(похоже на историю первой любви, правда?). Это хохочущая сова, птица, которая более ста лет считается вымершим видом. Мало кто знает, как она выглядела и чем жила. Мне очень хотелось познакомить с этой совой людей из разных стран. Так появились картонные фигуры, которые можно вешать на деревьях или сажать на памятники. Эта сова побывала во многих странах Европы, в США, в Перу, в Мексике, а на днях отправится на Мадагаскар.

Потом мне показалось, что знакомить с одним редким видом не слишком интересно, и видов стало намного больше. Но хохочущая сова остается символом моего проекта, и она облетит весь мир, вот увидите. Вот немного фотографий с картонными парнями:

Хохочущая сова на Балтийском море.

Антарктический пингвин в центре Москвы.

Полярная сова (пока не слишком редкая, но в больших городах Европы такую не увидишь) в парке St James в Лондоне.

Птицы на Мачу-Пикчу.

Сейчас с проектом мне помогает mina-milk (лондонский иллюстратор). Вот наша последняя работа — леопард в городе.

Мы стали называть все это moving urban art, грубо говоря — передвижное\подвижное уличное искусство. Ты можешь оставить фигуру где-то в городе (картон экологичен), а можешь носить ее с собой, фотографировать где угодно, возить в разные города и страны. Это весело. И кого-то заставляет задуматься — а видел ли я такое животное в природе, а оно вообще существует? К сожалению, сейчас можно рисовать почти всех подряд. Редких, исчезающих видов становится все больше.

— И все-таки – есть ли у Лисы и Совы реальные прототипы?

— Конечно, есть. Это вы, Софья Колотова. И все ваши коллеги. И может быть, родственники. Прототипы — это люди, за которыми я наблюдаю — на улицах, в общественном транспорте, в барах, у себя дома. Может быть, я иногда преувеличиваю, но ведь все девочки преувеличивают.

Заметили ошибку в статье? Выделите нужный фрагмент и нажмите Ctrl и Enter

просмотров: 12669 | комментариев:4

Спасибо за интервью, очень интересно было почитать и посмотреть)

круто!!!! здорово, что такие люди есть. и что они есть на сибнете!

вы бы еще про кролика Пц написали-бы.

Авторизуйтесь чтобы добавить свой комментарий.

Сообщений в теме: 128

Сообщений в теме: 21

Сообщений в теме: 0

Сообщений в теме: 6

Сообщений в теме: 0

Рады получать любые ваши предложения на почту .

Источники:
ГЛАВА 22. Лиса и сова
Читать "ГЛАВА 22. Лиса и сова. Стр.22" Гласс К.
http://bookap.info/deti/glass_bud_moey_mamoy_iskalechennoe_detstvo/gl22.shtm
ПОЛИНКА.net
Взяла лиса сороку за хвост, размахнулась — выдернулись у сороки из хвоста три пёстрых пера, а сама сорока улетела
http://polinka.net/2011/10/skazka-sova-i-lisa/
Сказки. Рассказы. Стихи.
Марийская народная сказка   Проснулась ночью Лиса — ух, как есть хочется! Со
http://skazkibasni.com/archives/14534
Лиса и Сова: созданы для веселья и любви
Автор комиксов про Лису и Сову рассказала MORSу том, что хочет нарисовать историю любви пингвина и космического корабля, о том, как ее проект облетает весь мир и наконец-то раскрыла тайну прототипа своих героинь.&n …
http://mors-novosibirsk.sibnet.ru/article/1379/

(Visited 5 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Интерфероновая мазь для детей Интерферон для детей В наши дни рождение здорового ребенка становится большой редкостью. Современная экология, пища,… (2)

Письмо перед смертью любимому Письмо перед смертью любимому Ты так давно исчез из моей жизни.Пол года.Эти мучительные,невозможно долгие пол… (2)

Перекличка по районам донецк в контакте Перекличка по ДонецкуПерекличка по Донецку. Без флуда. Перекличка по районам Донецка! Фото, видео, факты. Изначальное… (1)

Как удовлетворить женщину скорпиона в постели Как удовлетворить женщину в постели? Секс-марафон: за и…против?Как удовлетворить женщину в постели? Секс-марафон: за и…против?… (1)

Козерог женщина и рыбы мужчина Женщина Козерог – Мужчина РыбыОчень благоприятная совместимость в любви – 91%. Говоря про совместимость знаков… (1)

COMMENTS