Гештальт терапия

Гештальт-терапия: теория и практика

Фриц Перлз и гештальт-терапия в его исполнении: записи сессий.

Как гештальт-терапия видит возможности построения человеком своего будущего. Беседа Александра Гордона с Нифонтом Долгополовым, директором института гештальт-терапии.

В армии и в балете сутулость исправляется тренировкой, приучением держать плечи расправленными. Гештальт-терапевт ищет за этим проблему: сдерживание и торможение эмоций.

Гештальт-терапия, гештальт-подход в психотерапии — самостоятельное и авторитетное направление в практической психологии, синтез психоанализа, биоэнергетики, психодрамы и некоторых идей гештальт-психологии. Автором этого подхода был Фриц Перлз, в настоящее время это настоящее движение, развивающееся в собственной логике и еще ищущее свои перспективы.

История возникновения гештальт-терапии непроста. Фриц Перлз изначально придерживался психоаналитического подхода, однако впоследствии он сильно расширил свои взгляды. Определенное влияние на формирование гештальт-подхода оказали гештальт-психология Вертгеймера и Келера, Курт Гольдштейн (холистический подход), Вильгельм Райх (важность телесности), Якоб Морено (элементы психодрамы), сказалось влияние восточных философий.

Хотя гештальт-терапия иногда позиционируется и как способ развития личности, в реальности основные задачи гештальт-терапии — не развивающие, а терапевтические. К гештальт-терапевту клиенты приходят не с целями по развитию, они приходят со своими проблемами. Часть гештальт-психотерапевтов работает в режиме серьезной, настоящей психотерапии, помогая клиентам избавиться от причиняющих им беспокойство и страдание проблем. Другая часть гештальт-терапевтов — это скорее общественное движение, иногда тусовка, в которой у участников происходит не-напряженная терапия, имеющая некоторый развивающий эффект.

Сегодня в нашем обществе в развлечение превращается все: даже гештальт-терапия. Хорошо, что такой досуг действительно помогает и развитию личности.

Гештальт-терапевты считают нормой, если процесс терапии длится до двух лет. 2 года — это нормально. Больше — уже неправильно.

Концептуально гештальт-терапия близка гуманистической, экзистенциальной психологии и реализует преимущественно женский подход в психотерапии. Если терапевт спрашивает о проблемах, а не о целях, не любит говорит о разуме, воле и дисциплине, если вы слышите о важности чувств и о недопустимости «навязывания» детям чего-бы то ни было, о вреде контроля и об опасности подавления людьми их истинных (как правило негативных) чувств — это, скорее всего, гештальт-терапия. Также легко узнается педагогика от гештальт-терапии.

Чтобы ярко увидеть и понять особенности гештальт-терапии, полезно сравнить ее подход с синтон-подходом.

Гештальт-терапия — явление развивающееся и неоднозначное, тем более далеко не все, кто практикует как гештальт-терапевт, имеет достаточную культуру и квалификацию. Возможно, в связи с этим вокруг гештальт-терапии накопилось много искаженных о ней представлений, мифов. Не претендуя на истину в последней инстанции и помня о том, что гештальт-терапия не остается статичной, меняется сама, попробуем изложить ее основные черты, характерные для гештальт-терапии позиции.

Основные цели и задачи гештальт-терапии — восстановление нормального контакта человека с собой, окружающими и жизнью, обретение жизненной энергии. Эта работа происходит в основном через работу с актуальными чувствами и телесными проявлениями, хотя нередко задействуется и работа с воспоминаниями и снами.

«В «типичной» терапевтической сессии, индивидуальной или в группе, клиент описывает какую-либо трудность или актуальную проблему; терапевт помогает ему «включиться» (экзистенциальное положение о свободе и ответственности) и сфокусиро­ваться на своих переживаниях здесь и сейчас (awareness). Терапевт благодаря своему присут­ствию (способности слушать и оставаться чувствительным) старается установить терапевти­ческий альянс, основанный на Я-Ты-отношениях. Затем терапевт предлагает клиенту эксперимент, направленный на развитие его креатив­ности, позволяющий по-новому увидеть трудности, с которыми они работают в терапии, вы­свободить подавленные эмоции». — «Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра». Г. Масколье

Активно используется работа воображения, разговоры с воображаемыми персонажами. В гештальте нет задачи думать, есть задача осознавать и чувствовать. Часть проблем решается через осознание (осознать, что ты сейчас чувствуешь, что ты сейчас выражаешь), часть через реальное отреагирование. Гештальт-терапия помогает клиенту найти гармонию разума и чувств, при этом отводя чувствам главную роль. С точки зрения гештальт-терапии, оптимальный вариант — это опираться в своей жизни на сигналы изнутри, но при совершении тех или иных действий учитывать внешние реалии. Творчески приспосабливаться к миру, удовлетворяя свои внутренние потребности социально адекватными способами.

Одной из главных ценностей гештальт-терапии является аутентичность, гармония с собой и своим организмом.

Важно учесть, что в гештальт-подходе, человек — это в первую очередь организм, живущий в среде и движимый естественными потребностями.

Настоящий двигатель жизни человека — не голова, не разум, а желания, чувства и энергия потребностей. Все, что делает человек, он делает для удовлетворения своих личных потребностей.

Гештальт-терапия — это не психология развития, это психотерапия, преобладающей является позиция «Мир большой и сильный, а человек маленький и слабый». Это игнорирование силы разума, боязнь напряжения, неверие в достижение больших целей, недооценка здорового потенциала взрослых и детей. На тренингах в стиле гештальт-терапии рассказывают о самых элементарных вещах в убеждении (и убеждая), что справиться с этим очень сложно. Для гештальт-терапевта здоровых людей нет, проблемы у всех, все немного больны. В подходе преобладает приоритет стратегии «Прими!», реже используется стратегии «Измени!» и практически исключены силовые варианты. Гештальт-терапия — это женский подход к решению проблем клиентов.

Гештальт-терапевты как люди бывают самыми разными, в том числе людьми веселыми и позитивными, но в своей профессиональной деятельности их первоначальное внимание чаще обращено не на возможности клиента, а на его проблемы.

Подчеркнем — только первоначальное внимание. Профессионально работающие гештальт-терапевты в процессе терапии как правило опираются на сильные стороны клиента и обеспечивают финальный выход в позитив.

Начиная работу, гештальт-терапевт обычно избегает демонстрации позитивных образцов, не учит эффективному общению, не рассказывает, как жить правильно, для гештальта более характерен поиск проблем, ошибок и слабых стороны клиента. Начиная работу, гештальт-терапевт ищет в первую очередь мешающую клиенту его внутреннюю проблему, чтобы устранить препятствия к развитию или нормальной жизни. Формулирование позитивных целей, постановка задач перед клиентами, принятое в синтон-подходе и коучинге в целом, для гештальт-сессий не характерно: во всех записях консультаций (сессий), которые нам удалось найти, гештальт-терапевт начинал сразу работать с проблемой клиента, не переводя ее в задачу. Во время консультаций (на сессиях) основное внимание уделяется негативным эмоциям, к негативу привлекается внимание, негативные чувства внушаются. В статьях и выступлениях гештальт-терапевтов характерна склонность во всем видеть сложности, трудности и препятствия.

Более всего вызывает споры убежденность основной массы гештальт-терапевтов, что на постоянном позитиве жить невозможно, что это всегда неправда и защита. Для них человек, который постоянно улыбается, скрывает за этим панцирем свои проблемы. Дети, которые не обижаются на своих родителей, для гештальт-терапевтов — проблемные дети. В их интерпретации это дети, которые не уверены в своих родителях и живут в страхе, что искреннее выражение своих чувств (чувства обиды) разрушит их отношения с родителями.

Мать жалуется, что дочь к ней относится хуже, чем к отцу, хотя она проводит с ребенком больше времени, чем отец, который то просто на работе, то в частых командировках. С отцом она ведет себя хорошо, приветлива и уважительна, а ее не слушает, дерзит, относится без уважения. Гештальт-терапевт говорит: «У вас все в порядке, вы должны радоваться, сразу видно, что ребенок в вас уверен, что вы никуда не денетесь, уверена в вашей любви и ваших чувствах, поэтому так себя и ведет. Дочь не боится выражать вам свои негативные чувства, значит, у вас здоровые отношения. А что касается отношений вашей дочери и папы, это вызывает у меня обеспокоенность. Если она с ним такая вежливая, так хорошо себя ведет, это означает, что она неуверена в папе, хочет добиться его любви. Нужно поработать с папой, сделать его отношения с дочерью более здоровыми.

Кьелл Рудестам пишет: «Суммируя данные об эффекте гештальт-групп, Гринвальд (Greenwald, 1976) отметил, что некоторые гештальт-группы «становятся токсичными» из-за их чрезмерного давления на участников, переоценки сильных эмоциональных переживаний и опыта катарсиса. Во многом антиинтеллектуальная позиция Перлза, отражаемая в утверждении типа «забудь о своем уме и доверься чувствам», так же довольно часто искажается и упрощается. Среди руководителей гештальт-групп существует тенденция игнорировать рациональное мышление и интеллектуальные способности членов групп. Намерение же Перлза заключалось в смещении равновесия от чрезмерного преувеличения роли сознания к возвращению значения роли телесных ощущений и чувств. Однако преувеличение роли тела при недооценивании роли интеллекта не может привести к созданию оптимального терапевтического подхода» .

Кому подходит гештальт-терапия, кому — нет? Гештальт-терапия популярна в первую очередь среди женщин: женщинам близко поговорить о чувствах, о причинах своих проблем, их устраивает идеология гештальт-подхода, направленного на гармонизацию внутреннего мира. Энергичные бизнес-ориентированные мужчины гештальт-терапию понимают хуже, групповой процесс кажется им скучным, а консультации, где много говорится о чувствах, слишком медленными и не практичными. Впрочем, как обычно, восприятие клиентом терапевтического процесса более зависит не от подхода, который реализует терапевт, а от личности и таланта самого терапевта. Гештальт-терапевты бывают разные, и мудрые, и не очень — все, как в любом направлении, все как в жизни. Здесь заметка Грязный гештальт, написанная Полиной Гавердовской, известным гештальт-терапевтом — о том, что гештальт-подходу (точнее, некоторым его представителям) пришла пора взрослеть.

Литературы по гештальт-терапии немало, но большинство книг и статей написаны трудным для понимания языком. Обучение гештальт-терапии идет преимущественно через живую работу лично с вами. Это не очень похоже на классическое обучение, вас скорее лечат, а не учат, но большинству обучающихся этот процесс нравится.

Добрый день! Закрытый гештальт, с моей точки зрения, подразумевает спокойное восприятие чужой проекции. С этой точки зрения, я благодарю вас за ваше открытое мнение, взяла на заметку некоторые пункты вашей статьи, видео прекрасно дополняет картину вашего воприятия гештальта.

Перлз — великий мистификатор и плагиатор. Использовав часть инструментария индуистских Йогов и упаковав это в «европейский фантик» гештальт-психологии, к которой он не имеет ни малейшего отношения, навел тумана в среде «неприкаянной» псевдопсихологической интеллигенции. Вот и бредят теперь коллективно. Не зря все-таки их называют «сектой». Пусть даже сектой от психологии.

Основная задача гештальт-терапии — восстановление нормального контакта человека с собой, окружающими.

В области психологии продаж уже давно есть простейший тест, который отличает эффективных психологов-.

Синтон-подход и гештальт-терапию объединяет многое, оба эти подхода направлены на повышение качества.

Гештальт-терапевты вслед за Ф.Перлзом занимаются не только терапией, а активно траслируют свои взгля.

Обучение на тренера, психолога-консультанта и коуча. Диплом о профессиональной переподготовке

Элитная программа саморазвития для лучших людей и выдающихся результатов

Гештальт терапия

Рубрики

  • Гемофобия или боязнь крови – это неконтролируемый страх на уровне сильных паниче.
  • Социофобия – это иррациональный страх, неконтролируемая боязнь каких-либо общест.
  • Эргофобия – это страх перед работой, выполнением любых целенаправленных действий.
    • Ольга к записи Как понять что ты нравишься мужчине
    • Евгений к записи Ненависть
    • Ирина к записи Перфекционист
    • Ирина к записи Как пережить развод с женой
    • Ирина к записи Как пережить развод с женой
  • Гештальт-терапия

    Гештальт-терапия – это один из методов психотерапевтического консультирования, возникший в середине 20-го столетия. Его основополагающие принципы, идеи и приемы разработали Пол Гудман, Фредерик и Лаура Перлз. Центральные принципы гештальт-терапии заключаются в стремлении к формированию и расширению осознания, актуальности, принятии ответственности за все происходящее с собой. Основной целью и средством гештальт-терапии является «сознательное осознание». Данное определение подразумевает под собой проживание конкретной ситуации «здесь и теперь», а также осознанное присутствие в таком проживании. Работа в гештальте всегда ведется только лишь с теми проблемами, переживаниями, которые являются актуальными для пациентов именно «здесь и теперь».

    Гештальт-терапия в современной психотерапии выстраивается, базируясь на основе опыта постигающего сознания и выделения сущностных черт в нём (философская феноменология) и гештальт психологии.

    Основатели гештальт-терапии видели данный метод психотерапии глубоко практическим, не подлежащим теоретическому исследованию. Однако со временем объём информации и постижение опыта гештальт-терапии потребовали систематизации теории и анализа. Теоретическим систематизированием и анализом впервые занялся П. Гудмен. Именно он первый построил кривую цикла-контакта. Именно Гудмену современная психотерапия обязана за введение большинства терминов гештальт-терапии.

    Гештальт-терапия и ее основные положения базируются на способности психики индивида к саморегуляции в процессе единства всех функций организма и психики, на умении организма творчески адаптироваться к среде.

    Теория гештальт-терапии также базируется на ответственности личности за собственные поступки, цели и ожидания. Главная роль психотерапевта заключается в фокусировании внимания пациента на осознании свершающегося «здесь и сейчас».

    С. Гингер утверждал, что все происходящее с субъектом – это события, которые проистекают на границе-контакт. Другими словами, граница-контакт одновременно задействует обособление личности от среды и потенциальную возможность взаимодействия с такой средой. В гештальт-терапии подход к сопротивлению радикально отличается от подхода исследовательских направлений.

    Гештальт-терапия представляет сопротивления в качестве приемов взаимодействия организма индивида со средой, ранее обладающие высокой эффективностью с целью взаимодействия, однако в актуальном настоящем или неуместные совсем, или единственно доступные пациенту способы взаимодействия. Так, например, для наркозависимого клиента характерным приемом взаимодействия будет слияние организма со средой, которое считается вполне органичным при взаимодействии малыша и матери. Отсюда следует, что сопротивления пациента, естественно показываемые им в процессе взаимодействия с психотерапевтом, употребляются в качестве основы результативного поиска потребностей, неосознаваемых пациентом.

    Гештальт-терапия практика сфокусирована также на выведении клиента на осознание собственных подлинных потребностей. Гештальт теория, прежде всего, рассматривает рубежи контакта организма индивида и его окружения. Важнейшим значением в этой теории обладает практический опыт. По сути, любые ситуации гештальт видит через призму опыта при этом, стремясь к абстрагированию от каких-либо мнений, предшествующих переживаемому опыту.

    В гештальт-терапии в отличие от психиатрической практики главное место принадлежит экспериментальному анализу и действию, которое должно привести к творческой адаптации, восприятию нового, пробуждению и росту.

    С точки зрения антропологии гештальт-терапия рассматривает организм в целом, индивид для нее является целостностью. А разные методы взаимодействия со средой, такие как эмоции, мышление, являются функциями от целого. Данная теория исходит из концепции животной природы индивида, в соответствии с которой, он не может отделиться от среды и принужден постоянно адаптироваться к ней ради собственного выживания.

    С позиции гештальт-терапии личность на каждом этапе своего развития живет в неком поле, которое объединяет в себе ее прошлый опыт, представления о себе, убеждения, ценности, установки, надежды, страхи перед будущим, значимые отношения, карьеру, окружение, материальную собственность и культуру.

    Гештальт-терапию считают концепцией поля, так как она утверждает, что с целью понимания поведения личности следует рассматривать полностью конфигурацию взаимоотношений в ее жизни. Такая конфигурация охватывает прошлый опыт личности, ее воззрения и ценности, желания и ожидания, актуальные потребности, современное устройство жизни, определяемое ее местом жительства, работой, родственными связями, те непосредственные обстоятельства, в которых она сейчас пребывает. Термин гештальт обозначает конфигурацию связанных воедино частей.

    Состояние каждой части поля в некоторой степени обусловлено его взаимно направленным действием с другой частью. Поле включает в себя также биологическое состояние индивида в данный момент, его актуальные «на сейчас» желания и потребности, непосредственные обстоятельства. Поступки и переживания будут определяться в каждый конкретный момент взаимодействием всех этих частей. Так как в какой-то части этого поля всегда будут проистекать определенные трансформации, т.е. индивид никогда не сможет оставаться таким же, каким он был прежде.

    Гештальт-терапия выдвигает на передний план осознание происходящего в настоящий момент на различных уровнях, неразрывно объединенных между собой – телесном уровне, эмоциональном и интеллектуальном уровнях. Все происходящее «здесь и сейчас» является полноценно протекающим опытом, затрагивающим организм в единстве, а также состоит из воспоминаний, предшествующих опыту, фантазий, незавершенных ситуаций, предвосхищений и намерений.

    Цель гештальт-терапии не заключается в оказании помощи пациенту в разрешении конкретной проблемы, которая его тревожит и с которой он пришел к психотерапевту. В соответствии с гештальтом, имеющаяся жалоба служит определенным сигналом или является симптомом привычного стиля жизни, представляющего собой истинную проблему. Гештальт-терапия сфокусирована на повышении способности индивида поддерживать полноценный контакт и увеличении осознания того, что происходит, вследствие чего свершается обретение индивидом способности делать эффективный выбор. Однако следует понимать, что гештальт не подразумевает под «увеличением осознания» достижение инсайта. Суть гештальт-терапии заключается в повышении умения клиента оставаться центрированным на актуальном настоящем моменте и в обучении осознавать его.

    Гештальт дословно в переводе с немецкого языка обозначает образ, форму. Теория гештальта утверждает, что индивид функционирует, базируясь на принципе саморегуляции. Личность поддерживает свой гомеостазис (динамический баланс) с помощью постоянного постижения таких потребностей, которые формируются в нем и порождаются средой, и удовлетворения этих потребностей постепенно по мере их появления, наряду с этим, все оставшиеся объекты или события, не имеющие связь с этим процессом, отходят на задний план.

    Гештальт-терапия и ее основные положения базируются на пяти стержневых теоретических определениях: отношение фона и фигуры, осознание и концентрация на актуальном настоящем, противоположности, ответственность и зрелость, функции защиты.

    Одним из центральных определений в теории гештальт-терапии является отношение между фоном и фигурой. Саморегуляционные процессы организма приводят к образованию фигуры – гештальта. Понятия «гештальт» следует понимать как паттерн или форму – особую организацию деталей, составляющих определенное единое целое, которую невозможно трансформировать без того, чтобы не разрушить ее. Гештальт образования зарождаются только с конкретным задним планом или на определенном фоне. Для фона индивид выбирает то, что для него важно или имеет значимость, и это важное для него или интересное становится гештальтом.

    После удовлетворения потребности, гештальт завершается. Другими словами, гештальт теряет свою актуальность и важность. Он отходит на задний план при этом, освобождая место для образования нового гештальта. Такой ритм вырабатывания и окончания гештальтов является нормальным ритмом жизнедеятельности человеческого организма.

    В случае если потребность невозможно удовлетворить, то гештальт остается незавершенным.

    С целью иметь возможность и способность вырабатывать и завершать гештальты, индивид должен всецело осознавать себя в данный момент времени. Осознание и концентрация на актуальном настоящем являются центральными понятиями гештальт-терапии. Для удовлетворения собственных потребностей людям необходимо быть постоянно в контакте с областями своего внутреннего «Я» и внешнего окружения. Внутренняя область осознания охватывает процессы и явления, происходящие в теле человека. Люди отвечают собственным внутренним потребностям в случаях, когда, например, надевают свитер при ощущении холода. Внешняя область объединяет в себе совокупность внешних явлений, поступающих человеческое сознание в качестве воспринимающих сигналов. Данные, поступающие от внутренних и внешних областей, практически не подвергаются оценке и не трактуются.

    Помимо внутренних и внешних областей, имеется еще и средняя область. Данную область Перлз называл зоной фантазии, в которой содержатся мысли, фантазии, убеждения, связи и прочие интеллектуальные, мыслительные процессы. Он считал, что неврозы появляются вследствие склонности к концентрации на средней области по причине исключения из сознания явлений внутренних и внешних областей. Такая склонность конфликтует с природным ритмом процессов организма. В основном, значительная часть частного и культурного опыта людей возникает в ходе совершенствования процессов средней области. Люди учатся аргументировать собственные мысли, обосновывать убеждения, защищать отношения и совершать оценку других.

    Перлз утверждал, что причины аномальных состояний заключаются в людских стремлениях фантазировать и осмысливать при трактовке того, что они осознают. Когда индивид находится в средней области, то он главным образом работает со своим прошлым или будущим: вспоминает, планирует, отчаивается и надеется. Люди не живут в актуальном настоящем и неизменно не уделяют внимания надобности осознания процессов, проистекающих во внешних и внутренних областях. Саморегуляция организма имеет зависимость от осознания актуального и от умения жить по принципу «здесь и сейчас» в полной мере.

    Противоположностью Перлз называл единичное оценивание или же совокупность таких оценок. Так, например, оценки «плохо» или «хорошо» являют собой два противоположности такой совокупности. Согласно с гештальт-терапией люди формируют собственное восприятие мира посредством подобных противоположностей. Перлз полагал, что личность формируется по таким же принципам. В течение всей жизни субъекты ощущают противоположные эмоции. Каждый день в человеке господствуют попеременно, то ненависть, то любовь, то счастье, то расстройство. Так, например, на протяжении жизни индивид любит и ненавидит собственных родителей, жен или мужей, детей. Важным считается понимание того, что такие противоположности не представляют собой непримиримые противоречия, а являют собой различия, способные сформировывать и завершать гештальт.

    Психика индивида на угрозу или стрессовые факторы отвечает уходом от проблем, вырабатыванием невосприимчивости к болевым ощущениям, а иногда галлюцинациями или бредом. Такие реакции называются функциями защиты. Они способны исказить или прерывать контакт индивида с угрожающей ситуацией. Однако когда опасность воздействует на субъекта в течение длительного промежутка времени или индивид подвергается одновременно множеству опасностей, вследствие чего мозг его будет ограждать даже от обычного чиханья без использования защиты. Результатом этого будет усвоение индивидом того, что контакт со средой небезопасен, вследствие чего он будет прибегать к предохраняющим реакциям в любых ситуациях даже, когда опасность не угрожает.

    Перлз полагал, что взрослая личность должна старательно, шаг за шагом, проработать все собственные невротические уровни с целью принятия ответственности за себя и достижения зрелости. Первый уровень носит название уровень «клише». На данном уровне люди действуют стереотипно. Следующий уровень – это «искусственный» уровень, в котором господствуют роли и игры различной направленности. Здесь они манипулируют другими при этом, пытаясь получить помощь, в которой нуждаются по их мнению. За «искусственным» уровнем идет уровень «тупика», характеризующийся отсутствием помощи извне и неадекватностью самопомощи. Индивиды сторонятся данного уровня точно так же, как сторонятся любой боли, так как в ситуациях «тупика» чувствуют себя фрустрированными, потерянными и обманутыми. Затем наступает уровень «внутреннего взрыва». Достигнув этого уровня, люди затрагивают свое настоящее «Я», собственную личность, которая ранее была как бы «похоронена» под защитами различного характера.

    Чаще всего гештальт-терапия практика сфокусирована на переживаниях «тупикового» уровня. Терапевтическое воздействие создает неопасную критическую ситуацию, а группа обеспечивает безопасную атмосферу, которая способствует принятию рискованных решений.

    Для адекватного взаимодействия личности с окружающей средой, остальными индивидами и собой должна всегда соблюдаться так называемая «контактная граница». Ее размытие, нарушение ведет к неврозам и другим проблемам психологического, личного и эмоционального характера. Это может проявляться после прекращения контакта без правильного его завершения. Не завершение контактов в последствие может закрепляться в поступках индивида и приводить к невротизации.

    При помощи техник гештальт-терапии, индивид может реставрировать контактную границу, сплотить собственные чувства, мысли и реакции, тем самым освободив себя от психологических проблем.

    Техники, применяемые в гештальт практиках, объединены вокруг двух ключевых направлений работы: принципов и игр. Принципы используются на начальном этапе терапии. Основными принципами в гештальт-терапии являются принципы: «здесь и сейчас», «я — ты», субъективизации высказываний и континуум сознания.

    Принцип «здесь и сейчас» является функциональной концепцией происходящего в данный момент. Так, например, сиюминутные воспоминания из детства будут относиться к принципу «здесь и сейчас», а происходящее пару минут назад, не будет.

    Принцип «я — ты» демонстрирует устремленность к открытому и естественному контакту между человеческими индивидуумами.

    Принцип субъективизации высказываний заключается в трансформации субъективных утверждений в объективные. Например, фразу «что-то давит в грудной области» следует заменить на «я подавляю себя».

    Неотъемлемой составляющей всех техник гештальт практик и одним из центральных понятий является континуум сознания. Он также может применять и в качестве отдельной методики. Континуум сознания – это фокусирование на самопроизвольном потоке сути переживаний, способ подведения индивидуума к естественному волнению и отречению от вербализаций и трактовок.

    Технические приемы носят название гештальт игры, заключающиеся в разнообразных действиях, выполняемых клиентами по заданию психотерапевта. Они способствуют более естественной конфронтации с существенным содержанием и переживаниями. Игры дают возможность проведения экспериментов с самим собой или другими участниками группы.

    Гештальт-терапия теория и практика
    Психологос энциклопедия практической психологии
    http://www.psychologos.ru/articles/view/geshtalt-terapiya-dvoe-zn—teoriya-i-praktika
    Гештальт терапия
    Гештальт-терапия – это один из методов психотерапевтического консультирования, возникший в середине 20-го столетия. Основной целью гештальт-терапии является «сознательное осознание»
    http://psihomed.com/geshtalt-terapiya/

    (Visited 1 times, 1 visits today)
  • Популярные записи:

    COMMENTS