Страх перед отношениями. Почему так опасно быть с кем-то?

Страх перед отношениями. Почему так опасно быть с кем-то?

Причины, по которым человек боится вступать в новые отношения, не оригинальны. Они крайне очевидны, банальны и все время на слуху. Но до тех пор, пока люди задаются вопросом: Почему я не могу встретить нормального? Что со мной не так? и Зачем мне снова этот геморрой? — тема остается открытой и актуальной. Счастливчики и смельчаки, решившиеся покопаться в себе, успешно проходят индивидуальную или групповую психотерапию и начинают счастливую жизнь с чистого листа, имея в закромах ценные выводы из каждого болезненного опыта. Те, кому удобнее и приятнее страдать, продолжают с удовольствием это делать и иногда, почитывая подобные статьи, злятся, вздыхают и заключают что-то вроде: "Нельзя же всех под одну гребенку!". Ну и есть третья категория, которым вообще невдомек, что нужно лечить не других, а себя.
Давайте-ка возьмемся за руки и пойдем сразу на глубину — в ПРИЧИНЫ.
 
1. ИЗБЕГАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 
Распространённая иллюзия об ответственности за отношения не дает свободно дышать. В кривом зеркале можно увидеть самые разные варианты очень даже веселого уродства — и своего, и партнера. Помните фразу из "Маленького принца" Экзюпери "мы в ответе за тех, кого приручили"? Вот если приручили, то да  —  в ответе, потому что прирученный человек становится абсолютным домашним питомцем, полностью зависящим от того, кто его приручил. Вовремя не покормили своего томагочи, он и помереть может. Это созависимые отношения, в которых, чтобы Я был полноценен, ТЫ должен мне себя полностью отдать. И тогда вот эта метафорическая кормежка становится очень даже реальной. Зависимому в какой-то момент уже все равно, чем его кормят, он проглотит абсолютно все! И если по гороскопу у него ни в этом году, ни в следующем инсайта не предвидится, то помочь тут никак нельзя. Когда я думаю, что могу отвечать за другого, и когда я думаю, что кто-то должен отвечать за меня, — это всегда искривление реального смысла ответственности. К счастью, в большинстве случаев рано или поздно происходит щелчок самосохранения, когда либо тело, либо душа, либо наконец мозг сообщают своему хозяину о том, что нужно спасаться. Человек осознает, что он зависим. И тогда важно, чтобы его подхватили заботливые руки специалиста и помогли свою зависимость принять. Простить себе ее. И сделать выбор в пользу не условной кормежки, а очень реального себя. Это хэппи энд. А бывает и по другому: человек, не умеющий брать ответственность за себя и свою жизнь, избегает отношений, так как боиться, что непременно должен быть ответственным за другого. А это слишком обреВИНИТЕЛЬНО. Ой, обременительно. Какая ему с этого выгода? Одна головная боль. Вдруг не понравятся отношения, захочешь соскочить, и по гроб жизни виноват! Лучше вообще не начинать. Симптом перфекциониста-экзистенциалиста: он мог бы сделать все идеально, но не видит в этом смысла (с). Боятся ответственности  люди, которые с детства приучены, что должны отвечать за всех и все. Но партнер способен сам с собой справиться. Рекомендация: сменить ракурс. Не все люди жертвы, желающие повиснуть на шее и тянуться кандалами, а то, что вы думаете, будто бы являетесь хорошим человеком только тогда, когда отвечаете за все, — лишь ваша личностная проблема, которую желательно разрешить ДО начала отношений. Ее, проблему,  вообще стоит разрешить как можно быстрее, ради собственного психического благополучия, потому что рано или поздно ответственность за всех и все — ради собственной хорошести — и вправду может раздавить. А на самом деле в отношениях каждый отвечает только сам за себя: за свои чувства, реакции, выборы, решения. Полная свобода быть собой с другим. 
 
2. ИЗБЕГАНИЕ БЛИЗОСТИ
К какому-то возрасту у каждого из нас формируется определенный образ жизни, в котором нам комфортно, и в который мы не готовы впустить кого-то еще… Это простое нежелание делиться своей территорией, холодильником, шкафом, ванной с пенкой, утренним кофе, воскресным сном на широкой кроватке, увлечениями и уймой накопившихся привычек, которые к тому же еще и раскрывают вас перед другим во всей красе таким, как есть… И это страшно. А снова сейчас перед кем-то рисоваться… Утомительно. Ради чего опять же, в чем выгода? Другой может посягнуть на мою свободу. На мои дела. На моих друзей. Мой компьютер, машину, кредитку. Ну уж нет. Но что более ужасное — другой может поглотить и "проглотить" меня самого! А я не хочу собой делиться, потому что это может оказаться больно. Использует и выбросит.  Никакой ведь гарантии нет, что этого не случится.
А гарантии ведь и правда нет, и никогда не будет. И за всеми словами "я никогда тебя не брошу/не изменю/всегда буду любить" не стоит ничего, кроме буйного либидо, которое делает такой вброс эндорфинов вместе с адреналином, что начинаешь казаться себе властелином мира. И начинается: любовь — сильнейшая из сил, живительная энергия трансформации, пробуди свою Богиню, приклей обратно обретенную вторую половинку, ведь вы когда-то были близнецами, и у вас одна душа на двоих… Реальность же отношений, к сожалению, не оставляет никаких шансов и надежд на гарантии. Реальные отношения в основе требуют доверия, потому что только так возникает близость. А что такое доверие? Это не рассказать друг другу о всех своих бывших, и по-взрослому не приревновать к прошлому ни разу. Доверие — это обоюдно решиться быть искренними, и если возможно, откровенными. Когда я вверяю тебе свою безопасность, значит, я чувствую себя с тобой так же, как с собой. Это взаимосвязь очень глубинных бессознательных вещей. Вот на этой точке может произойти либо нарушение границ, либо истинная близость, которая определяет, О ЧЕМ ваши отношения. О погоде или друг о друге. Нельзя сказать, что доверие обходится без боли. Проявляясь перед другим, можно чувствовать и боль, и стыд, и вину, и страх. Но если желание БЫТЬ ВМЕСТЕ в отношениях обоюдно, то все эти непростые чувства будут прожиты без риска отвержения каких-то частей вашей личности или вас целиком. 
Близость — это всегда опасно, и отношения — всегда больно. Единственное утешение — у каждого из нас есть свободный выбор: идти в это или не идти. Не идти кажется достаточно безопасным, но нашу личность это никак не обогащает и не развивает. Без другого невозможно познать себя. 
 
3. ИЗБЕГАНИЕ БОЛИ
НЕпережитая травма. Сюда относятся: физическое, эмоциональное, психологическое, сексуальное насилие, измена, развод, смерть одного из партнеров, предательство и любые варианты невротических (нездоровых, незрелых) отношений. Грубые нарушения границ одного другим.
Заметьте, измена и предательство мной не приравниваются, и кого-то это наверняка возмутит. Но это действительно разные категории. Категории чего? Разрушения представлений человека о справедливости и собственно иллюзий о том, КАК ДОЛЖНО БЫТЬ. 
Бывает по-разному. Есть крепкие семьи, в которых измены являются периодической практикой рефреша отношений. А есть отношения, в которых измена приравнивается к предательству и ставит в них жирную точку раз и навсегда, и очень часто без выяснения реальных причин, почему это произошло с НАМИ? Не со мной, и за что мне это, и ты такой козел, а именно с нами. Потому что в измене всегда участвуют двое, как это не противно признавать жертвам измен. Жертва измены — это всегда очень условно. Вообще, если человеку приятнее впасть в позицию жертвы, то это говорит о его незрелости и не готовности проживать отношения с другим. Откровенно разбираться с произошедшим вместе, т.е. обоюдно взять ответственность за свои переживания, намного сложнее и болезненнее, чем обвинить и послать на все четыре стороны. Почему? Иллюзорный мир справедливости сохраннее, нежели чувства другого человека, который вдруг вам их сейчас огласит. А вы не готовы с ними сталкиваться. Вы вообще не готовы ВСТРЕТИТЬСЯ с другим и его внутренним содержанием. У вас есть зона комфорта, и это представления о том, как должно быть "по-правильному". Если добавить морализаторства, то можно с чистой совестью гордиться собой и ненавидеть партнера. Измена — всегда об [измен]ениях в базе отношений, нарушении безопасности. Границы были нарушены, причем обоюдно, и измена может стать попыткой обесценить это, оставаясь вместе. Предательство — это о намеренном разрушении вашего комфортного мира, в согласии со своим комфортным миром. Возможно звучит сложно, но проще некуда. Вас предают тогда, когда хотят, например, "поставить на место", а открытая агрессия по личностным причинам предателя невозможна. Никаких призывов совести человек при этом не испытывает, потому что у него столько внутренней невыраженной агрессии в отношении к вам, что она становится непереносимой. Выразить её — чувствовать вину. Предать — создать себе оправдание. По тихому всегда менее опасно, чем в открытую. Одно дело продемонстрировать свою теневую сторону, которую я в себе не признаю, и совсем другое — создать обстоятельство. Это уже как бы я не я, и хата не моя. Одна из самых сложных экзистенциальных категорий, так что давайте не будем больше о грустном.
Что касается развода, смерти и насилия, то всему этому можно посвятить не одну статью. 
Суть проблемы одна — вы боитесь идти в новые отношения, потому что ваша предыдущая травма не проработана, и пугает ее повтор. Опять же начинать всегда нужно с себя и все-таки проработать ее. Другой человек не обязан сживаться или разбираться с вашими травмами, он и сам с нелегким багажом личного опыта. Выбирайте себя и новые, другие отношения, — это не так сложно и страшно, как кажется, нужно только искренне захотеть, осознать и признать предыдущий опыт, который вы имеете право не повторять. Выбирают все время одно и то же и создают собственные грабли те, кто винит себя в произошедшем и бессознательно все время хочет себя наказать. Куда же мы без мазохизма? Это ведь так увлекательно и задорно.
 
4. ИЗБЕГАНИЕ ВЗРОСЛОСТИ
Ну и вишенка на этом прекрасном торте страхов, сомнений и горечи — наши с вами любимые Детство и Мама! Еще раз говорить о том, что отношения ребенка с матерью закладывают фундамент его будущих взрослых отношений с партнером, значит снова и снова пережевывать горькую конфету вместе с солеными слезами. Об этом считает важным по много раз повторять каждый психолог и психотерапевт, чтобы наконец донести до больших детей, страдающих и выбирающих страдания, что пора взрослеть и делать это с удовольствием. Да, все мы родом из детства и оттуда же наша травмированность и неврозы. Это первый чистый лист, на который падают кляксы. Дальше — дело за малым: общество умеет во всех своих школах и институтах научить человека усвоить множество самых разных установок и стандартов, приводящих к болезненным идеям о справедливости и несправедливости мира. Маму нужно благодарить и — рассоединяться с ней, и заодно с ее личностным багажом, который она надела на вас как туристический рюкзак в большую жизнь, когда это было еще совершенно непосильной ношей… Следует обрести внутреннюю Маму, внутреннего Родителя в самом себе, и этому могут быть посвящены долгие часы личной психотерапии. Никто не обещает, что будет легко, напротив — будет тяжело, и снова больно, и снова тяжело… Но потом станет легче. А потом совсем легко. Когда вы осознаете, что способны сами дать себе безусловную любовь, поддержку и принятие, не ожидая этого от буквальной мамы и не ища в каждых новых отношениях. Возлагать на партнера родительскую опеку о себе, ответственность о себе, заботу о себе и беспрекословную любовь к себе, как минимум, наивно.  Мы встречаемся друг с другом в этом мире для того, чтобы делиться тем, что имеем, и приумножать то, что создаем вместе. Такое взаимодействие происходит только в отношениях, а не по одиночке. Но выбор всегда за вами. И ответственность за него тоже.

Теги: #отношения #страх #близость #детство #мама #партнер #ответственность #границы #боль #взрослость #психотерапия #зависимость

Источник:
psy-practice.com

Мать и дочь. Противоречивый диалог длиною в жизнь

«Каждая женщина простирается назад – в свою мать и вперед – в свою дочь…ее жизнь простирается над поколениями, что несет с собой и чувство бессмертия» (К.Г. Юнг).

«Проснулась утром, лежу, жду когда мама завтрак приготовит,
а потом вспомнила что мама — это я!»
(найдено в Сети)

Свобода «от» чаще всего начинается со свободы от своих родителей. Как точно заметил Карл Витакер, чтобы создать собственную семью нужно сначала развестись со своими родителями.
В свою очередь «развестись» с собственной матерью оказывается делом крайне нелегким. Иногда и физически мать живет рядом, в той же квартире, заболевая каждый раз, когда дочь хочет уехать в путешествие или пойти на свидание. Иногда находясь за тысячи километров, но постоянно давая о себе знать в виде прочных верований дочери о самой себе, том, какая она, «кому нужна», а «кому нет», «откуда у нее растут руки» и «к чему это все приведет»…

Отношения матери и дочери, чаще всего полные противоречий, складываются непросто. Сначала мама — это весь мир, добрый или злой, потом – пример для подражания, затем — объект критики и переосмысления… Но если внутри семьи, а тем более, в нашем внутреннем мире мать меняющаяся, разная и неоднозначная, то, в плоскости стереотипов мама — всегда добрая, любящая, заботливая и любимая. Садовские утренники звучат стихами о маме, школьные рисунки улыбаются ее светлыми портретами. Афоризмы о матерях изобилуют идеями вроде: «Мама — это человек, который может заменить всех, но ее ни кто и никогда заменить не сможет!». Общество учит нас безусловной любви и уважению к матерям и на уровне производства верований как быть должно у него вполне получается, но что в действительности происходит между матерью и дочерью? Что там за занавесом?

«Чего может желать мать для дочери, когда приводит ее в этот мир, если не всего самого лучшего — красоты, здоровья, ясного ума, богатства и т.п.? Это те самые пожелания, которые высказывают добрые феи, приглашенные к колыбельке «Спящей красавицы». Но старая ведьма (злая фея) тоже рыщет вокруг, изнывая от злости из-за того, что не была приглашена на праздник, она-то и налагает заклятие: загадочное предсказание об уколотом о веретено пальце, когда дочка вырастет и будет готовиться к замужеству капли крови, которые выступят на теле юной девственницы глубокий сон, который может продлиться так долго, что не останется никого, кто мог бы присутствовать при триумфальном пробуждении ее женственности.

Добрые феи, злые феи. Добрые матери, злые матери. В сказках все эти феи представляют отсутствующих матерей, или тех, которые не могут быть названы прямо.

Разве феи, окружившие колыбель, не символизируют противоположные ипостаси матери, потерявшей голову от любви и полностью сосредоточенной на маленькой девочке, которую она только что произвела на свет?
Полностью или почти полностью, потому что в самом укромном уголке ее любящего материнского сердца может быть спрятано маленькое скверное желание — чтобы та, другая, даже если она и есть плоть от плоти ее, была бы все-таки только ею и такой же, как она» (Эльячефф, Эйниш, 2008).


Авторы описывают два основных способа поведения дочери в ответ на доминантную, властную мать (при этом властность может проявляться и в очень мягком «навязчивом материнском сервисе»):

Первое — это слияние с матерью (сознательное или неосознанное отождествление, послушность, зависимость от ее установок и ожиданий даже во взрослом возрасте), второй путь — это противостояние (борьба за свою автономию и протест против матери, враждебность к ней). Но и в первом, и во втором случае дочь остается зависимой («я сделаю все наоборот, назло тебе» — тоже форма зависимости).

То, что отношения всех дочерей и матерей складываются сложно — конечно, неправда. Существует достаточно примеров, когда мама является для девочки, девушки, а после взрослой женщины, близким, любящим, поддерживающим человеком. Человеком, к которому всегда можно обратиться за помощью, который поймет, поможет, будет рядом и в трудностях, и в радостях. Но такие отношения действительно редки, несмотря на существующий стереотип безусловной любви матери и дочери.

Стереотип, социальное верование в «добрую мать» часто несет в себе запрет на негативные чувства по отношению к матерям. Так девочки (и маленькие, и выросшие), испытывая злость на мать, испытывают стыд и вину за это.
Более того, многие матери начинают манипулировать именно чувством вины. «Как смеешь ты разговаривать так со своей мамой?», «Я родила тебя, я тебя воспитала, а ты…», «Я отдавала тебе последнее, как ты можешь…», «Ты доведешь меня до смерти, и потом не у кого будет просить прощения…», «Если я умру – это будет твоя вина». Чувства злости, обиды, неприязни, раздражения к матери в конечном счете становятся преградой для любви к ней.

Таким образом, отношение к матери противоречиво: с одной стороны, любовь и привязанность, с другой, мать может выступать обидчиком, посягателем на внутренние границы дочери, обвинителем. Сближение и отдаление, обиды и чувство любви, усталость и безысходность. Во взаимоотношениях матери и дочери присутствует обширная гамма чувств.

Стремление отделиться и в то же время чувствовать поддержку матери – вот, что дочь пытается совместить и удержать. Позиция матери может быть разной. Может быть забота и внимание, но может быть холодная отчужденность, равнодушие, либо, напротив, властность, гиперконтроль, нарушение границ дочери.

«Процесс сближения и отдаления матери и дочери мог бы разворачиваться как танец, но чаще происходит жестокая борьба за сходство и различие, от которых страдают обе стороны. А часто многие конфликты между матерью и дочерью передаются от поколения к поколению» (Карин Белл)

Меня же в этой теме, как и в любой другой, больше волнует вопрос не причинности, сформулированный как «Почему?» или любимое «Кто виноват?», но вопрос выбора и действия: «Как быть с этим?», «Что делать?». Как строить отношения с матерью, как сохранять баланс, уважая границы друг друга, но проявляя доброту, несмотря на тяжелые воспоминания, несмотря на обиды, понимание ложности родительских посланий, сценариев и много другого о чем написаны сотни книг и тысячи публикаций. Ведь зачастую, то что мы узнаем о нарциссических матерях, корнях собственных тараканов в голове и других «подарков» не делает нас сильнее, но способствует дополнительным обвинениям, где родители – чудовища, а мы бедные ягнята.

У меня нет ответа на вопрос: можно ли пережить чувства и переживания из детства до конца, можно, действительно, убрать всех «скелетов в шкафу», оставить прошлое прошлому. Но изменить свое отношение, стать «самой себе матерью», тем самым «разгрузить» от ожиданий и упреков собственную уже обычно пожилую мать — вполне возможно.

Из разговора с клиенткой:

«Мне 43. Пора бы было перестать оглядываться на свою мать, обижаться, бояться ее или винить. Я пытаюсь видеть ее ясно, без шлейфа прошлого. И вот передо мной пожилая, усталая, ранимая женщина. Она не ангел, но и не монстр. Она просто женщина, не очень образованная, довольно категоричная, резкая, у нее в жизни было много боли, и увы, многое она так и не смогла пережить, простить. Могу ли я изменить ее? Нет. Бессмысленно что-либо выяснять, доказывать. Она имеет право жить так, как хочет. Быть счастливой. Или быть несчастливой. Да, пожалуй, самое трудное для меня это дать ей право на собственное несчастье. Именно поэтому я так и не могу отделиться от нее по-настоящему, я постоянно втягиваюсь, пытаясь ей помочь, а потом рыдаю от разочарования».

До самого конца жизни женщины могут предъявлять претензии матери и перекладывать на нее ответственность за собственные недостатки. Один психотерапевт предлагал своей пациентке повторять: «Я не изменюсь, мама, пока не изменится твое обращение со мной в то время, когда мне было десять лет!». В сущности он предлагал ей подумать над своим отказом (а не способностью) меняться. Ей предъявлялась абсурдность ее ситуации, а также ее «трагического и бесплодного принесения своей жизни на алтарь злопамятности» (Ялом, 2014, с. 261).

Принять свою мать, примириться с ней важно. Принять и идти дальше.

Отвергая мать, независимо от того рядом она или нет, жива или уже ушла из жизни, вы отвергаете определенную часть себя самой. Невозможно полностью принять себя, собственную женственность, не приняв свою мать. Это не значит, что нужно обожать ее, восхищаться ею, но понять и принять такой, какой она есть или была в жизни, действительно важно. Трудно быть свободной в собственном материнстве, оглядываясь и вздрагивая от ноток своего голоса, напоминающих мать. Сложно сразу все изменить, но постепенно в ходе самостоятельной работы, консультирования или терапии развивается понимание судьбы собственной матери и своей собственной, индивидуальной, вырабатывается некое уважение к преемственности женских переживаний, осознание того, что она вела себя так не из-за злого умысла матери, а из-за отсутствия иной модели поведения, приходит понимание своей собственной взрослости и возможности быть свободной: от упреков, от ожиданий, от ранящего образа матери, который так мало уже имеет общего с реальностью, от постоянного возврата в прошлое…

Использованная литература:

Белл К. (1998)Мать и дочь — трудное равновесие. —

Витакер К. (2004) Полуночные размышления семейного терапевта / Пер.с англ. М.И.Завалова. — М.: «Класс». — 208 с.

Эльячефф К., Эйниш Н. (2008) Дочки-матери: 3-й лишний? — М.: Институт Общегуманитарных исследований. — 448 с.

Юнг К.Г. (1997) Душа и миф: Шесть архетипов. — Киев; М.

Ялом И. (2014) Экзистенциальная психотерапия. — М. «Класс». — 576 с.

foto by JULIA FULLERTON-BATTEN

Источник:
psy-practice.com

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Как мужчина овен проявляет симпатию Как завоевать мужчину знака Овна? Мужчина овен в ЛюбвиКак завоевать мужчину знака Овна? Мужчина овен… (3)

Психологические ситуации и их решение Педагогические ситуации и их решения Ситуация 1. Надя, 7 лет. С трех лет посещает хореографический… (3)

Если не кормить грудью молоко пропадет само Если не кормить грудью молоко пропадет самоПерегорание грудного молока в народе имеет значение того, что… (3)

Как узнать скучает ли по тебе человек Пять способов понять, скучает ли парень по вам Если вы дама с характером и не… (2)

Какие ласки любит мужчина телец Гороскоп мужчины-ТельцаМужчина-Телец – это тот человек, на которого можно с легкостью положиться в любой жизненной… (2)

COMMENTS