Сексуальные роли

Сексуальные роли

Автор: Наталья Олифирович. Психолог, Гештальт-терапевт Семейный терапевт – г. Минск, г. Киев, г. Одесса.

Весь мир – театр… Все знают эту фразу Шекспира. Но не многие помнят ее продолжение:



Весь мир – театр.

В нем женщины, мужчины – все актеры.

У них свои есть выходы, уходы,

И каждый не одну играет роль.

Гениальный Шекспир обнаружил, что каждый из нас может играть множество ролей, которые определяют наше уникальное Я. Начальник на работе, водитель по дороге домой, страстный болельщик у телевизора, никудышный уборщик в своей комнате… И среди важнейших ролей в нашем репертуаре – роли сексуальные.

Подслушивая, читая и просто наблюдая за другими людьми, мы узнаем, что существуют «сексуальные тюфяки» и «сексуальные регулировщицы», «сексуальные трупы» и «сексуальные убийцы», «сексуальные продавщицы» и «сексуальные провокаторы», «сексуальные лодыри» и «сексуальные распутницы»… Для описания сексуальных ролей используется множество метафор, позволяющих в краткой и емкой форме «ухватить» специфику сексуального поведения.

Но вот незадача: описание есть, а обучения нет! Сексуальному поведению не учат ни дома, ни в школе. В отличие от других сфер жизни, где с раннего детства мы получаем комментарии – обратные связи – на свои действия, внешность, манеры и корректируем их («Девочки не дерутся!», «Мальчики не плачут!», «Тебе это не идет», «Так вести себя неприлично») в сфере сексуальности никто не комментирует наше поведение. И мы очень рано застываем в своем развитии.

Хорошо то, что мы делаем, или плохо? Правильно или неправильно? Можно или нельзя? Бог весть… И случается профессор уходит от умницы-красавицы жены к домработнице, потому что в постели именно она – профессор, а жену учили, что «lady doesn’t move» – настоящая дама в постели не двигается… 

Из-за скудности сексуального ролевого репертуара рушатся семьи, расстаются любящие друг друга люди, круто меняются судьбы.

Грустно и удивительно – ведь всему этому можно научиться! Если девушка не умеет готовить, а для ее избранника важно, чтобы на столе был домашний пирог, – она учится месить тесто и делать начинку. Если мужчина сообщает девушке: «Я старый солдат, донна Роза, и не знаю слов любви», а ей необходимы эти слова, – он учится их говорить. Если… Да что там «если» – договориться можно обо всем, при условии, что ты понимаешь, кто ты есть и кем можешь стать.

Представьте, что каждый день вы готовите одно и то же блюдо и кормите им мужа. Через некоторое время он взвоет и либо пойдет кушать в другое место – в столовую, к маме, к родственникам, либо настоит на том, чтобы вы разнообразили меню. А в сексе? Вспомните свой секс с постоянным партнером. Он отличается разнообразием и кулинарными изысками или там неизменный перечень предлагаемых блюд? 

Пробовали ли вы его изменить? Как вы относитесь к еде «на стороне»? На все эти вопросы необходимо ответить честно. А после этого подумать: какие сексуальные роли есть в вашем репертуаре?

Сексуальные роли возникают в нашей жизни достаточно поздно и «надстраиваются» над уже освоенным социальным поведением. Попробуем обсудить стандартный, «базисный» набор социально-сексуальных ролей, которые являются типичными для каждого человека. 


Итак, вначале поговорим о женщине. Кем она может быть по отношению к мужчине? 


РОЛЬ — МАТЬ

Самая первая женская роль, с которой знакомится пришедший в этот мир ребенок, – это роль матери. Мать – это вселенная, это жизнь, это любовь. Но это и огромная власть над мужчиной. 

Если ваша основная сексуальная роль – роль Матери, то в партнеры вам годится только Сын. У вас – контрольный пакет акций. Мать, если захочет, – пожалеет, согласится, разрешит Сыну получить свои сексуальные утехи-игрушки. А если «мальчик» себя плохо вел, – будет наказан. Мать контролирует и принимает решения в сексуальной сфере, именно она оценивает – то есть буквально ставит оценки своему партнеру. 

В фильме «Мужчина по вызову» женщина материнского типа говорит слова, которые должны бы «завести» мужчину. Однако, когда она томно произносит: «Ты когда-нибудь бросал спичку в жерло вулкана?», «Ты когда-нибудь ставил свой велосипед в ангар самолета?», становится очевидно – не стоит мальчику с его маленькой «спичкой» и «велосипедом» претендовать на материнскую вагину… Он оттуда вышел, он там и утонет… 

У каждой девочки есть перед глазами образец материнского поведения. К сожалению, если это единственная доступная сексуальная роль, секс превращается в обязанность, в рутину, потому что он будет правильным, по расписанию и через время сойдет на нет…


РОЛЬ — ДОЧЬ

Для мужчины дочь – это всегда маленькая девочка. Независимо от того, сколько ей лет, пять или пятьдесят пять, она зависима от мужчины. Дочери бывают разными – взбалмошными и капризными, соблазнительными и провокативными, – вспомним хотя бы набоковскую Лолиту. Их характерная черта – инфантильность. Мужчине кажется, что у него много власти, но зачастую отношения с женщиной-Дочерью – это отношения, где «хвост вертит собакой». Дочь может быть очень милой и сексуальной – именно она может «наивно» предлагать что-нибудь необычное, от чего мужчина придет в восторг. Она играет, веселится и развлекается, но не готова брать ответственность за зрелые отношения. 
Это именно Дочь во время секса вдруг начнет капризничать и захочет мороженого (шампанского, устриц – она видела это по телевизору), а если не получит, – надуется, обидится и уйдет спать. Это Дочь будет манипулировать и делать все, чтобы получить желаемое. Она игрива и весела, она хитра и мила… Но Дочь – сексуально незрелое создание. И если вы готовы быть то строгим, то потакающим Отцом, неся на себе все бремя отношений, – вам подходит такое партнерство… Хотя временами всем хочется, чтобы рядом была не маленькая девочка, а взрослая женщина.


РОЛЬ — СЕСТРА

Отношения братско-сестринского регистра есть в опыте практически каждого человека. С сексуальным партнером-Сестрой у мужчины возникает ощущение кровного родства. Они из одной культурной среды, они, как в «Маугли», – люди «одной крови». Но и психологические исследования, и житейский опыт свидетельствует, что между сиблингами – так называют братьев и сестер – зачастую существует соперничество, что может вести к конфликтам на почве власти. 

Есть еще одна ловушка в отношениях с женщиной-Сестрой. C одной стороны, партнеры равны, они понимают друг друга – и это хорошо. С другой стороны, для сексуального влечения и возбуждения очень важно, чтобы мужчина и женщина оставались «чужими». 

Как только сексуальный партнер становится родным, понимаемым и близким, он, как ни парадоксально, перестает возбуждать.

Поэтому сексуальные отношения с Сестрой длятся недолго — либо это вечные отношения, где секс занимает очень мало места.


РОЛЬ — ПОДРУГА

Это важный персонаж в развитии каждого мужчины. Она похожа на Сестру, но, в отличие от нее, не является кровной родственницей. Отношения дружбы основаны на близости, общности интересов, взаимопонимании. Сексуальные отношения с Подругой могут быть глубокими и интересными, но все равно главный акцент в них – не на телесности, а на духовности. Ведь не зря существует разделение на «подруг» и «девушек» — с подругами обычно не вступают  в интимную связь. Иногда из длительной дружбы вырастают прекрасные сексуальные отношения, – если друзья способны говорить и о сексуальной интимности. 
Но часто в жизни мужчины с женщиной такого типа секс вообще становится фоном. Сексуальные отношения с Подругой хороши тогда, когда они не являются важными, – так, ничего не значащий десерт к основному блюду. Если же секс для вас – это первое или второе, придется обедать в другом месте…


РОЛЬ — ЛЮБОВНИЦА

Как Сестра и Подруга, Любовница – равностатусный для мужчины персонаж, в отличие от Матери и Дочери. Как ясно из самого названия сексуальной роли, главное в отношениях с ней – это любовь во всех проявлениях, прежде всего – в телесных ее аспектах. С Любовницей можно заниматься любовью – и делать это с радостью. Не так важна духовная сторона (хотя она всегда важна, как бы мы ни лукавили). Но иногда просто хороший секс намного важнее глубокого общения. Любовница – это та женщина, которая дает возможность мужчине почувствовать его уникальность и неповторимость, его сексуальную привлекательность и мужскую силу. 
В известном романе Франсуазы Саган «Любите ли вы Брамса?» главный герой, Роже, старый инфантильный мальчик, давно перестал испытывать страсть к главной героине, Поль. Она для него – всепрощающая мать, понимающая сестра, не способная предать дочь… А со своей очередной любовницей Мэзи он не выходит из гостиничного номера по два дня, занимаясь сумасшедшим сексом. Роже не может без Поль, но ему в ней не хватает страсти и желания. Именно поэтому так важны сексуальные отношения, где можно быть собой, быть открытым с партнером и просто с удовольствием заниматься сексом – без обязательств, без вины, без обид…


РОЛЬ — ЖЕНА

Это роль, где основной акцент сделан на продуктивной сексуальности, направленной на продолжение рода. Задачи жены – беречь очаг, заботиться о доме, воспитывать детей… У жены много власти над мужем, и с ней он родственник – не по крови, но по закону. 
В отношениях с женой предписано иметь секс, но как и все, что человек должен делать, – в отличие от того, что он хочет делать – секс с женой часто «портится» по вышеназванным причинам. Социальная роль преобладает над сексуальной. Жена как сексуальный партнер должна заботиться о муже, – чтобы и дома, и в постели он не остался «голодным» (а то начнет ходить по «столовым»). 
Как и все, что делается по обязанности, сексуальность жены от этого сильно проигрывает. Муж принадлежит жене, жена принадлежит мужу – никакой романтики, никакой игры. Не зря в анекдотах жена все время норовит улизнуть к любовнику, как, впрочем, и муж – в командировку. Народная мудрость отражает реальность – формализованный сексуальный контакт, отягощенный взаимными обязательствами, зачастую не приносит страсти и удовольствия. 
Так выглядят «базисные» роли, остальные лишь «производные» от них. Аналогично можно описать мужские роли по отношению к женщине: Отец, Сын, Брат, Друг, Любовник, Муж. Некоторые из них дают удачные сочетания: например, Мать и Сын, Отец и Дочь могут составлять устойчивую сексуальную пару. А как чувствует себя Отец в сексуальных отношениях с Любовницей? Друг – с Подругой? 


Увы, ни одна из сексуальных ролей не является совершенной и не способна сделать человека «универсальным сексуальным партнером». 

Как же быть, если вы понимаете, что в сексуальных отношениях вы берете на себя одни и те же функции, постоянно играете одну и ту же роль? Выход один – развиваться и меняться. Наши ресурсы часто «спрятаны» в полярной, непроявленной части нашего Я. 

Чтобы их обнаружить, проделайте простое действие. Возьмите чистый лист бумаги и напишите несколько слов, которые характеризуют вас как сексуального партнера. Например: решительная; знающая, чего я хочу; активная; контролирующая. А теперь «переверните» их. Что получится? Нерешительная, пассивная, неуверенная, способная отдать власть партнеру. Попробуйте побыть такой – хотя бы несколько минут… Попробуйте отдаться, – а не контролировать… Это может стать очень интересным экспериментом и началом новых отношений.

Действительно, если в вашем сексе есть только секс и ничего больше, – попробуйте развить в себе Подругу или Брата; если вся власть у партнера, – станьте на время Матерью или Мужем. Основа сексуальной гармонии – в постоянной подстройке партнеров друг к другу, в способности меняться. Но главное – это наша возможность и наша способность играть разные роли. «Застревание» в одной характерной роли обедняет ваше сексуальное Я. Вспомните актеров, которые не смогли раскрыть свой потенциал из-за того, что все время играли одних и тех же персонажей! 


Секс – это та же сцена, и все люди – актеры сексуального театра. 

Вы рискуете умереть «королевой-матерью», так и не сыграв любовницу или наивную девочку-дочку… Можно быть «сексуальной регулировщицей» и регулировать происходящее, но делать это из разных ролевых позиций: строго и сурово по-матерински («Я тебе тысячу раз повторяла: вначале возбуди меня, а потом работай!»), нежно, как любовница («Милый, еще чуть-чуть, я пока не готова»), игриво-капризно, как дочь («Ой, ой, ты меня обижаешь, мне неприятно, сейчас укушу тебя за это!»). Именно жанрово-стилевое разнообразие делает наши отношения уникальными и неповторимыми.

Источник:
psy-practice.com

Так что мы все-таки вытесняем из своего сознания?

 Зигмунд Фрейд на рубеже ХХ века перевернул представления своих современников о том, как работает наш разум. Он показал, что не все наши действия, мысли и поступки управляются именно разумом, а кроме того, не все происходящее в нашей душе отражается в сознании.

Люди начали обсуждать свои коварные мысли и непристойные влечения, была подведена теоретическая база под «сексуальную революцию» и бунт против ханжеских традиционных ценностей. Казалось бы, механика работы нашей психики стала вполне понятной, но только за гранью понимания так и осталось то, что делает нас не вполне свободными от нашей своенравной и не всегда предсказуемой психики.

Подверженность бессознательным импульсам и зависимость от неподдающихся осознанию жизненных установок отмечается у всех людей – даже у предельно рациональных, эрудированных, циничных и неподверженных никаким эмоциям и сантиментам.

 

Так и не покоренная сексуальная энергия

Несмотря на перманентную и уже вековую сексуальную революцию, мы по-прежнему стесняемся разговоров о сексе, боимся секса, и многие попадают в сексуальную и любовную зависимость. Вряд ли в отношениях полов что-то существенное осталось за гранью нашего понимания. Дело в том, что секс – это не просто прямое отреагирование наших влечений, а социальная игра и особая форма общения, которое приводит к неизбежному разрыву нашей субъективности даже у самых нарциссических и эгоцентричных особей.

Некоторые социологи и философы отмечают постепенное уменьшение процента гениальных людей в течение ХХ века. И объясняют это феномен тем, что сексуальная революция так и не освободила эротическую сферу человека, но зато нанесла существенный урон процессу сублимации, и мы потеряли возможность подпитки нашей интеллектуальной активности и духовных устремлений трансформированной эротической энергией.

Воля к власти, заретушированная под амбициозные устремления

Некоторые последователи Фрейда — например, Альфред Адлер — предположили, что мы вытесняем из своего сознания не только сексуальные порывы и жажду обладания, но и наше стремление участвовать в более широких социальных играх. В частности, мы подавляем в себе стремление к власти и социальному доминированию, сначала в пределах своей семьи, а потом расширяем свой аппетит до стремления доминировать в тех масштабах, насколько хватает нашего воображения.

Введенное Адлером представление о «комплексе неполноценности», формирующемся на почве мании величия, существенно расширило представление о том, какие импульсы и какие энергии мы вытесняем из поля нашего сознания.

Согласно его представлениям, многие окружающие нас люди, находящиеся в состоянии социальной апатии, безволии и отсутствия энергии для реализации своих замыслов, оказались в таком состоянии как раз по причине того, что еще в детстве не смогли справиться со своим стремлением к превосходству. Поэтому те беспомощные юноши или девушки, которые взывают к вам в немой мольбе о помощи и поддержке, на самом деле смотрят на вас со скрываемым от самого себя чувством предельного над вами превосходства.

Оказалось, что людям легче признаться самим себе в самых непристойных сексуальных влечениях, чем в стремлении доминировать над окружающими людьми. Правда, в последние десятилетия была проведена масштабная «социальная психотерапия», и массы стремящихся к превосходству людей смогли реализовать себя в контексте ценностей радикального либерализма с его поощрением амбициозных устремлений и моральным оправданием социального неравенства.

Так что же осталось по ту сторону удовольствия?

У Фрейда и его последователей слишком многое было замешано на идее влечения и принципе снижения уровня психического напряжения. Следуя такой логике, было не сложно предположить, что самым расслабленным состоянием психики является смерть человека. И таким образом Фрейд пришел к мысли о том, что стремление к смерти в душе человека первично в сопоставлении со стремлением к удовольствию. Это своего рода буддистский путь к нирване.

Фрейд также выделяет особый механизм – «принцип навязчивого повторения», который занимает доминирующее положение в психике человека. Но даже перейдя на другую сторону принципа удовольствия, в другую реальность, в которой, казалось бы, должны функционировать другие законы, Фрейд снова говорит о стремлении к снижению уровня энергетической напряженности в психике.

Мне кажется, что логические проблемы в концепциях Фрейда появлялисьиз-за того, что он сам находился в плену психологического субъективизма. Его профессиональный опыт и наблюдательность позволили ему заметить навязчивое стремление людей к воспроизводству одних и тех же базовых форм психической, интеллектуальной и поведенческой самоорганизации. И в рамках его концепции было бы логичнее говорить о стремлении к воспроизводству каких-то традиционных базовых форм человеческого существования, а не стремлении к смерти.

Возможно, смерть — это явление, которое в принципе не вписывается в рамки человеческого рационализма, и человеческий разум просто не в состоянии ее осмыслить. По этой причине в нашей культуре отмечается коллективное стремление к вытеснению темы смерти из общественного сознания. В тех культурах, в которых имелись и имеются концепции «продолжения жизни после смерти», смерть порой становится центральной темой повседневной жизни.

Можно сказать, что современная культура и воспроизводимые в ней традиционные формы организации жизни очень тесно завязаны на механизме вытеснения из общественного сознания в целом и сознания отдельных людей в частности темы смерти. Естественно, что эта тема постоянно пытается прорваться в нашу повестку дня, но мы ее достаточно эффективно из нее вытесняем или просто заглушаем другими, более подвластными нашему разуму темами.

 

 

Социальные трансы как ключевой способ воспроизводства нашей культуры и организации совместной жизни

Транс – это измененное состояние сознания, но только обычно предполагают, что он уводит нас от адекватного восприятия реальности, но это не совсем так. Очень часто транс является как раз тем механизмом, который позволяет нам видеть какой-то срез нашей реальности в максимально ярком, контрастном и насыщенном энергией и осмысленностью виде.

К разряду таких утверждающих реальность трансов относится, например, состояние влюбленности. Можно сказать, что человек при этом теряет голову, но, с другой стороны, именно в этом состоянии его жизнь наполняется предельной ясностью и осмысленностью, и именно в этом состоянии он острее всего ощущает то, что он живет.

Многие люди знакомы с муками и пьянящей радостью творчества. Именно в состоянии духовного или интеллектуального вдохновения человеку с наибольшей ясностью и очевидностью открывается что-то новое, и именно в этом измененном состоянии сознания он может наиболее отчетливо увидеть, «как все устроено в этом мире».

Помимо приведенных выше примеров индивидуальных трансов, существуют и коллективные, социальные трансы. Наиболее заметным для нас становятся различные социальные моды или хайпы, способные настолько увлечь большие группы людей, что они меняют свои привычки и даже образ жизни. Именно на наведение социальных трансов работают такие системы, как государственные, партийные или сословные идеологии, или маркетинговые технологии по формированию образа жизни и схемы потребления.

Особым ресурсоемким и интеллектуально насыщенным способом наведения социальных трансов является государственная система образования, а также различные типы элитного образования. В данном случае трансы наводятся путем задания определённой картины мира и прорисовки в ней престижных жизненных сценариев.

В принципе, социальные трансы так же, как и индивидуальные, позволяют человеку сконцентрировать свои внимание, энергию и другие ресурсы на реализации какой-то заданной извне программы. Это позволяет ему не распыляться и не тратить время на мучительную и энергозатратную рефлексию или осознание оснований своей жизни и построение собственных жизненных планов.

Можно сказать, что транс – это либо альтернатива принципа вытеснения из сознания всего лишнего или одна из его разновидностей. Транс – это специфическое состояние сознания, позволяющее видеть только то, что необходимо для поддержания определённого образа жизни.

Наверное, можно также говорить о каких-то «переходных трансах» или мобилизационных трансах. Например, влюбленность мобилизует нас на создание семьи. А идеологическая возгонка, получаемая человеком в процессе тренинга или общения с уже «посвященными в тему людьми», позволяет ему поменять работу, среду обитания, образ жизни.

Психотерапия – это вывод человека из негативных трансов

Как и многие советские и российские психологи, я в конце советского периода и в первые годы перестроечного ажиотажа, позволившего нам приобщиться к мировому опыту, потратил достаточно много времени и сил на освоение того, что стоит за практикой НЛП и эриксоновского гипноза. У меня даже был опыт личного общения с дочкой Милтона Эриксона – Бетти. Она несколько раз останавливалась у меня в гостях, приезжая в Россию со своими тренингами.

Но в какой-то момент мне и многим моим коллегам стало очевидно, что основной задачей психолога является не гипноз и не введение в состояние транса, а, скорее, наоборот – выведение человека из тех устойчивых негативных трансов, в которых он по каким-то причинам находится.

При таком подходе естественно возникает вопрос о том, а что является причиной погружения человека в деструктивные для него трансы. И что с ним происходит, когда он избавляется от этих измененных состояний сознания. Ведь очень часто негативные трансы становятся для человека столь привычными, что за их пределами он уже не мыслит себе никакой жизни.

Очень часто, обращаясь к психологу, человек рисует и для него, и для себя такую картину мира, в которой для него просто нет других форм существования, кроме тех, в которых он сейчас находится. Этот психологический механизм вслед за Фрейдом можно было бы назвать «принцип навязчивого повторения», в заданных нами смысловых рамках он работает как принцип удержания в состоянии привычного транса.

Но что происходит, когда человек выходит из транса?

Образно и немного иронично говоря, заметим, что он попадает в состояние «психологического похмелья» или своеобразной наркотической ломки. А если говорить серьезно, то можно сказать, что он оказывается перед лицом пустоты. Именно эта пустота и пугает наш разум, именно она и вытесняется из нашего сознания. Лучше иметь что-то болезненное, но «что-то», чем ничего.

Хайдеггер писал, что основной вопрос философии или бытия можно сформулировать примерно так: «Почему есть сущее, а не наоборот – ничто?». Человеческий разум хватается за любые сущности, так как очень боится оказаться перед этим самым «ничто».

Тот же Хайдеггер любил цитировать известного немецкого поэта Гельдерлина, который писал: «Достойно, но все же поэтически проживает Человек на этой земле».

В определенной мере мы сами творим для себя реальность, в которой живем.

  • Не так сложно выявить тот негативный семейный сценарий, которые навязали тебе родители,
  • не очень сложно отказаться и от позаимствованных на бессознательном уровне социальных сценариев.

Но не очень просто создать свою картину мира, в которой тебе есть достойное место и в которой ты можешь прописать свой собственный жизненный сценарий.

Теги: вытеснение, тансы, фрейд, бессознантельное, подсознание, социальный транс, подсознание,

Источник:
psy-practice.com

(Visited 4 times, 1 visits today)

Популярные записи:

COMMENTS