Отношение к смерти

Отношение к смерти

Смерть — естественное завершение жизни любого из нас и каждого из наших близких, и в зависимости от жизненной мудрости культуры, типа вероисповедания, местных стереотипов и собственной философии жизни разные люди переживают факт смерти по-разному. Понятно, что тот, кто уже умер, свою смерть не переживает, и в этом смысле у него проблем нет никаких. Однако его смерть тяжело переживают (по крайней мере в нашей культуре) родственники умирающего или умершего — и сам человек, если чувствует близость своей смерти и считает ее преждевременной. Любопытно, что именно в российской культуре, в своей основе пропитанной православием, принято безутешно горевать по умершим — при том, что настоящее православие учит к смерти относится со спокойным смирением и, более того, радостным ожиданием. Во многих других современных культурах отношение к смерти такое же нейтрально-деловое, как к погоде.

Пошел дождь — нужно открыть зонтик. Кто-то умер — значит, нужно похоронить. И дальше заниматься следующими делами.

Моя соседка Юля вздрагивает и вопит по любому поводу. Она терпеть ненавидит крапиву; она, как заранее ужаленная, отпрыгивает даже от упоминания змеи ужа и готова плакать лишь от мысли, что ее любимая подруга Алиса уедет от нее на три дня раньше. Мама у нее такая же дерганая: невроз. Для Юли вздрагивать и ужасаться — естественно, и чем удобнее для этого повод, тем с большим воодушевлением она это делает. А теперь догадайтесь, как она относится к смерти? – Очень относится. Относится с интересом. Относится с мечтательным ужасом и бережностью, как к любимой игрушке. Она даже старается эту игрушку пореже доставать — потому что оттуда, из-за прозрачной занавески, смерть выглядит еще более зловеще и привлекательнее. Если рядом с нею произойдет смерть, она будет плакать и кричать. Но смерть в данном случае просто удобный повод проорать свои неврозы. Орет — невроз, неблагополучие, несчастье, а смерть — лишь зацепка, которой так удобно воспользоваться. Как писал В.О. Ключевский, «Было бы сердце, а печали найдутся. »

. Бабушка Лены умерла уже много лет назад, но Лена плачет каждый раз, когда вспоминает об этом. О чем плачет Лена? О бабушке? — Нет, о той любви, которую ей бабушка давала, о той любви, на которой она была воспитана, которую она запечатлела как Любовь и которую теперь не получит ни от кого другого. Лена — хороший человек, но если бы она не так нуждалась в подкармливании любовью, если бы она умела усваивать любовь любую, идущую от такого множества людей в ее сторону, если бы она раздавала любовь, а не ждала ее — плакала бы она? Когда умирают любимые родители, любящие дети плачут. Но плачут они не об умерших родителях, они плачут о себе, лишившихся собственности и спонсоров внимания.

Сенека в подобной ситуации реагировал резко: “Так что же, — спросишь ты, — неужели я забуду друга?” — Недолгую память обещаешь ты ему, если она минет вместе со скорбью! Скорбь кончается быстро — но память пусть будет долгой. А самая долгая — память, связанная с приятными чувствами. Поэтому, если хочешь об умершем друге помнить долго, пусть твои мысли о нем будут приятны. Для меня думать об умерших друзьях отрадно и сладко. Когда они были со мной, я знал, что их утрачу. Когда я их утратил, я знаю, что они были со мной”.

Кажется, что это просто мудро.

Отношение к смерти полностью задается местной культурой — местной религией, установками семьи и ближайшего окружения. Страх перед смертью — исключительно результат научения: дети изначально к смерти не относятся никак, никакого страха и ужаса перед смертью у них нет.

«Бабушка, бабушка, а когда ты умрешь? — А что, родной? — А я тогда твою швейную машинку крутить буду!»

Доктор Торин, поверьте, я ни о чем в своей жизни не жалею. Я готова умереть, я правда готова!

Кажется, что это не так важно: боишься ты смерти или нет, важнее то, любишь ты жизнь или нет, с каким вниманием и уважением ты относишься к жизни своей и других людей, насколько ты заботишься о жизни: любишь с удовольствием просыпаться, с удовольствием работать и отдыхать, с удовольствием помогаешь другим замечательным людям. Нужно воспитывать уважение к людям и уважение к жизни, но не через страх смерти. Ни мужчины, ни женщины не должны боятся смерти, но должны учиться думать о том, как мы живем, что мы оставляем после каждого дня своей жизни, что оставим после себя, когда наша жизнь будет завершена.

На мой взгляд, статья какая-то поверхностная. Как будто не психологическая, а биологическая. Смерть, страх, естественность. Понятно, что смерть естественна и всех она постигнет. Но человек переживает не из-за самого факта смерти, а из-за того, что умершего человека с ним рядом больше нет и не будет, плачет по отношениям и по тем чувствам и эмоциям, которые они давали. Не знаю, как еще объяснить. И по-моему это совершенно естественно и нормально и даже в некоторой степени необходимо. Ведь, когда мы расстаемся с любимыми и близкими людьми, мы тоже переживаем и плачем, или просто грустим хотя бы. Это естественно для человека и если не выходит за рамки, то что в этом плохого? А судя по статье, смысла плакать и страдать вообще в принципе нет. Если уж смерти радоваться и относиться спокойно, то тогда ко всему в жизни можно спокойно относиться. Как робот. Мне этого не понять.

Простите, отвечу резко: нельзя свое невежество и детскую привычку переживать выдавать за истину и рассматривать как достоинство. Взрослейте, сударь!

Смерть — прекращение жизни. Врачи различают смерть биологическую и клиническую, в жизни нередко встр.

Если близкий человек умирает, в первую очередь надо (еще раз) подумать, что можно сделать, какие мер.

Лет до 4 ребенок в принципе не понимает, что такое смерть, понимание этого приходит обычно где-то го.

У меня отношение к смерти своеобразное, и мне хочется объяснить, почему я к смерти отношусь не тольк.

Страх смерти есть у всех людей, но степень проявления его разная. Есть две непреложные истины: перва.

На консультации мужчина 50 лет. Очень нервничает. Дважды.

Отношение к смерти полностью задается местной культурой — местной религией, установками семьи и ближ.

Сильный духом человек ценит жизнь, но не боится собственной смерти. Для мудрых людей возможность соб.

— Мама, все люди умирают? — Да. — А мы? — Мы тоже умрем. — Это неправда. Скажи, что ты шутишь.

Для переживания горя и трудностей, для преодоления их, проживания их, а не пережёвывания их — именно.

Доктор медицины из Южной Калифорнии Кен Мюррей рассказал, почему многие врачи носят кулоны с надпись.

Обучение на тренера, психолога-консультанта и коуча. Диплом о профессиональной переподготовке

Элитная программа саморазвития для лучших людей и выдающихся результатов

../../Отношение человека к смерти (религиозно-культурологический аспект)

И рождение, и смерть — естественные события индивидуального жизненного пути, но их эмоциональное воздействие и личное значение существенно различимы. Рождение нового человека часто предвкушают с приятным волнением и оптимизмом; думать же о смерти люди избегают и даже отрицают ее реальность [11].

Публикация осуществляется по согласованию с редколлегией и составителями сборников.

Оригинал публикации на портале Социально психологического факультета Кемеровского государственного университета.

По вопросам приобретения сборника обращаться: Серый Андрей Викторович (mail: spf@kemsu.ru).

Традиционно тема смерти является запретной, о ней предпочитают не говорить, объясняется это тем, что человек еще не разобрался в собственном отношении к смерти. Если разговор все же неизбежен, люди стараются прибегать к эвфемизмам, говоря об умершем человеке «он нас оставил» и т.д. Таким образом, избегая этой темы, человек лишь мешает себе выработать к ней реалистическое отношение. Только разобравшись в своем отношении к смерти, как считают К. Байер и Л. Шейнберг, человек способен правильно организовать собственную жизнь. Осознание феномена смерти отражается на всех жизненных планах личности.

Социолог Ричард Кейлиш объединил некоторые из взглядов людей на смерть в следующие категории.

1. Смерть как организатор времени. Осознание факта, что жизнь не бесконечна, влияет на то, как человек использует свое время. Если бы жизнь длилась бесконечно, то людям не нужно было бы использовать систему приоритетов, но поскольку временные ограничения жизни существуют, такая программа необходима, и в соответствии с ней принимаются решения. Таким образом, людей разного возраста перспектива смерти организует по-разному.

2. Религиозные взгляды на смерть. Догмы любой религиозной системы содержат те или иные представления о смерти. Одни религии рассматривают смерть как наказание за грехи, освобождение от страданий или как переход к лучшему существованию, другие как переход из одной жизни в другую. Почти все религии обещают загробную жизнь в том или ином виде или новое воплощение [9]. Религиозная ориентация человека (или его безверие) влияет на его отношение к смерти.

3. Смерть как утрата. Смерть приносит человеку бесчисленные утраты: утрату сознания, последующего опыта, всех любимых людей, мест, предметов и самого бытия. Никакое другое событие в жизни не наносит человеку столь полный ущерб. Независимо от того наступает смерть внезапно или в результате длительной болезни, на наше отношение к ней сильнее всего влияет ожидание полной потери всего [3].

Многие проходят через ряд хорошо различимых стадий приспособления к умиранию, пока, наконец, не почувствуют себя в силах признать смерть финальной стадией человеческого развития.

На сегодняшний момент, отношение к смерти является одной из важнейших проблем, с которой человек непременно сталкивается в своей жизни. Мнение многих заключается в том, чтобы дожить до 85 лет в полном здравии, закончить начатое и безболезненно умереть [11].

Всю жизнь человек сталкивается с событиями, которые формируют его отношение к смерти и влияют на это отношение. Человек слышит, как смерть обсуждают дома и в средствах массовой информации. Аварии, болезни, все это напоминает об уязвимости. Восприятие подобных событий влияет на отношение общества к смерти.

В отношении к смерти людей, смертельно или тяжело больных и близких этих людей, велика потребность в физической помощи, но еще больше эти люди нуждаются в помощи эмоциональной, психологической. На физиологическом уровне смерть представляет собой необратимое прекращение всех жизненных функций. На психологическом уровне она имеет личную значимость и личное значение для самого умирающего и его родных и близких, по мнению Г. Крайг умереть — значит прекратить чувствовать, покинуть любимых людей, оставить незаконченными дела и уйти в неведомое.

Такие танатологи, как Роберт Кэвэнау и Элизабет Кюблер-Росс, провели ряд исследований. Эти исследования доказали, что умирание — нечто большее, чем физиологические симптомы.

Кюблер-Росс выделила в процессе приспособления к мысли о смерти 5 стадий.

1. Стадия отрицания. Человек отказывается принять возможность своей смерти и занимается поисками других, более обнадеживающих мнений, диагнозов.

2. Как только человек осознает, что действительно умирает, его охватывает гнев, обида и зависть к окружающим — наступает стадия гнева. Умирающий испытывает состояние фрустрации, вызванное крушением всех его планов и надежд.

3. На стадии торга человек ищет способы продлить жизнь, дает обещания и пытается договориться с Богом, врачами, медсестрами или другими людьми, чтобы отдалить развязку или облегчить себе боль и страдания.

4. Когда ничего выторговать не удается или время истекает, человека охватывает чувство безнадежности. Наступает стадия депрессии. На этой стадии умирающий человек сожалеет о том, что уже потерял, о предстоящей смерти и расставании с родными и близкими.

5. На финальной стадии принятия человек смиряется со своей судьбой и спокойно ожидает развязки [11, с. 902; 17, с. 285].

Но не все люди проходят через эти стадии, и только некоторые проходят их именно в такой последовательности. На реакцию умирающего оказывают влияние многие факторы, это и культура, и религия, и личность, и собственная философия жизни, а так же продолжительность и характер заболевания. Одни испытывают гнев и депрессию до самой смерти, другие приветствуют смерть как освобождение от боли и одиночества. Прохождение процесса умирания индивидуально, и нет универсальной последовательности стадий [11].

Присутствие в семье смертельно больного человека прекращает привычные формы деятельности, возникают эмоциональные и финансовые трудности. В зависимости от того, насколько успешно семья их преодолевает, строятся дальнейшие взаимоотношения родственников и близких умирающего человека.

Кюблер-Росс описала стадии, через которые проходят близкие друзья и родственники умирающего человека, они очень похожи на те, которые проходит сам умирающий. Сначала родные отрицают наличие тяжелой болезни своего родственника. На этой стадии, общаясь, друг с другом, тема о надвигающееся несчастье является закрытой. Затем, неопределенность вызывает у них тревогу, депрессивные состояния. Впоследствии, близкие умирающему человеку люди впадают в гнев, который чаще всего направлен на медицинский персонал или на тех, кто ухаживает за больным, а так же и на самого больного, обвиняя его в происходящем [11].

У людей, которым не грозит скорая смерть, больше времени на то, чтобы привыкнуть к мысли, что когда-нибудь они все же умрут. Свои последние годы они вспоминают прошлое и заново переживают старые радости и горести. Батлер считает, что это обозрение жизни является очень важной ступенью, на которую индивидуум поднимается в конце своего жизненного пути. В старости человек сильнее стремиться к самосознанию, этот процесс часто ведет к настоящему росту личности: решаются старые конфликты, переосмысливается жизнь и открывается что-то новое в себе. Только в ситуации с реальным приближением смерти, человек может твердо определиться в отношении того, что для него имеет особую важность, и кто он есть на самом деле [11].

Если смерть внезапна, то на обозрение жизни просто нет времени, но и болезнь, сопровождающаяся сильнейшими болями и ограничением подвижности, тоже не оставляет достаточного количества времени, чтобы приспособиться к смерти [6; 11].

Смерть и умирание как психологическая проблема очень мало изучена. Все, на что можно опираться — это история и культура древних. Изучая проблему смерти и умирания в психологии современного общества необходимо, прежде всего, рассмотреть отношение к ней в культурологическом контексте. Смерть — важнейший компонент культуры, и в этом качестве она получает отражение в коллективном сознании в виде относительно устойчивых значений [11].

Таким образом, мы предполагаем, что особенности отношения к смерти могут быть связаны с принадлежностью к той или иной культуре, религии.

Психоаналитическая теория утверждает, что испытывать тревогу или страх при мысли о собственной смерти нормально. Согласно результатам различных исследований, то, насколько большинство людей боятся собственной смерти или поглощены мыслями о ней, часто зависит от значения, которое человек и его культура придают смерти [11, с. 900].

Так, например Т.А. Гаврилова описывает исследования П. Ганд, которые касаются проблемы роста религиозно — мотивированного терроризма. Их исследования показывают, что наиболее низкую танатическую тревогу обнаруживают представители ислама, в то время как христиане имеют наиболее выраженную обеспокоенность по поводу личной смерти, представители, исповедующие индуизм занимают промежуточное положение в этой иерархии [5].

Д.В. Ольшанский в своей работе «Психология терроризма» пишет о том, что религиозный терроризм, основанный на исламском экстремизме, пришел на смену политическому насилию 1980-х годов, которое руководствовалось националистическими или сепаратистскими требованиями. Терроризм — это завершающее звено в довольно сложной цепочке: радикализм — экстремизм — фанатизм — терроризм. Все начинается с некоторых крайних, радикальных взглядов и позиций людей. Эти взгляды строятся на основе отвержения предыдущих традиций, устоев, ценностей.

Крайняя степень радикализма и экстремизма проявляется в фанатизме. Это особое психическое состояние, характеризующееся полным неприятием любых иных взглядов, за исключением своих собственных. В основе фанатизма всегда лежит вера, не просто противостоящая рациональному восприятию, а полностью заменяющая его.

Вся история религиозных учений говорит о том, что смерть «праведников» и смерть «грешников» протекает по-разному. «Праведник», как бы засыпает и «отходит» с миром. Смерть «грешников» окрашена ужасом и отчаянием. Получается, что люди трудившиеся, отзывчивые, добрые умирают мирно, чувствуя приближение смерти, не боятся ее, а принимают спокойно. Иллюстрацией тому служат множество примеров из истории: И.П. Павлов до последней минуты вел строгое наблюдение за состоянием своего организма, фиксируя и комментируя все, что в нем происходило. Петрарка умер с пером в руке, за работой. Отдыхая после работы, умерли Маркс, Фарадей, Бор [23].

Отношение к смерти современного человека обусловлено, культурно — историческим аспектом, это обнаружила Штрёбе, изучив с коллегами универсальность реакций горя. Некоторые реакции, считающиеся в человеческом обществе нормой, могут не разделяться большинством скорбящих, а быть всего лишь выражением культурных традиций. Рассмотрим, как же связано отношение к смерти на современном этапе с культурой и историей различных стран и эпох [11].

Уже в древнем Риме слово «смерть» казалось зловещим. Древние римляне предпочитали выражение «он перестал жить», немцы говорили «отозван», а англичане — «он присоединился к большинству»[23, с. 96].

В одних культурах умирание означает переход на ступень вверх в социальной или космологической иерархии, в мир предков, могучих духов или полубогов. В других — это переход в благословенное существование в солнечных сферах либо в мирах богов [6].

Согласно описаниям антропологической литературы, глубокие переживания смерти приводили как к удручающему осознанию временного биологического существования, так и к озаряющему постижению вечной духовной сущности человеческого сознания [19]. Ритуалы такого рода выполняли две важные задачи: с одной стороны, человек должен был осознать, что его ожидает процесс трансформации, в результате которого откроется новый способ познания мира, и с другой стороны ритуалы служили подготовкой к настоящей физической смерти.

Были созданы специальные «руководства», объясняющие, как действовать при соприкосновении со смертью, рассматриваемой как на символическом уровне в русле духовной практики, так и на уровне физической гибели биологической оболочки. На сегодняшний день известны следующие «пособия» — Тибетская «Книга мертвых», собрание погребальных текстов, определяемые как «Египетская книга мертвых», и литературное произведение средневековой Европы, известное как «Искусство смерти». Тибетская «Книга мертвых» записана около VIII в. В ученых кругах индийского Востока книгу знали давно, но европейцы открыли ее только в ХХ столетии. «Каждый человек должен уметь умирать правильно», — этому учит древний текст [7].

Особая разновидность веры в продолжение существования после смерти — концепция реинкарнации. Помимо принципа вне телесного посмертного существования индивида, в ней признается возможность возвращения к материальному возрождению в иной форме. Вера в реинкарнацию существует в таких культурных и религиозных структурах, как философия и религия Индии, космологические системы различных племен индейцев Северной Америки, философия Платона и неоплатонизм, орфический культ и другие мистические религии Древней Греции, а также раннее христианство. В индуизме, буддизме и джайнизме эта вера объединена с законом кармы, согласно которому качество личной инкарнации определяется заслугами и грехами человека, имевшими место в предыдущем рождении [6]. Условная оценка жизни и смерти может подвергнуться пересмотру и измениться на противоположную по отношению к доминирующим европейским концепциям. В этом случае процесс умирания станет восприниматься как событие более важное, нежели жизнь. Это верно, по мнению С. Грофа, для некоторых философских или религиозных систем, включающих веру в реинкарнацию. В них период умирания — событие огромнейшего значения, так как позиция умирающего определяет качество всей будущей инкарнации, а сущность и ход следующего воплощения являются актуализацией способа смерти [6]. В других системах жизнь воспринимается как наказание, а смерть как воссоединение, освобождение или возвращение «домой». Таким образом, для индуса смерть — пробуждение от мира иллюзии (майя) и возможность для индивидуальной души (дживы) реализовать и испытать свою божественную природу (Атман-Брахман).

Филипп Арьес — французский историк, антрополог, философ, описал развитие представлений о смерти на протяжении тысячелетия, а так же описал модели смерти в своей книге «Человек перед лицом смерти». Исходной гипотезой была та, которую ранее предложил Эдгар Морен о наличии связи между отношением человека к смерти и его самосознанием, его индивидуальностью. Эта гипотеза и была той самой путеводной нитью, которая вела его через огромную массу документов, наметив маршрут, которому он следовал от начала до конца и оглядывая разом целое тысячелетие, это пространство оказалось упорядоченным благодаря простым вариациям четырех психологических элементов: самосознание; защита общества от дикой природы; вера в продолжение существования после смерти; вера в существование зла.

В результате, были выделены следующие модели смерти: «прирученная смерть»; «смерть своя»; «смерть далекая и близкая», «смерть твоя», «смерть перевернутая».

В первой модели представлены все четыре параметра: смерть не является актом только индивидуальным (и жизнь тоже), смерть заставляет общество сплотиться в борьбе с дикими силами природы, смысл «прирученности» смерти в том, что конец жизни не совпадает с физической смертью человека; смерть ощущается как интимно близкая, привычная, ритуализованная, она как бы говорит о неотделимости зла от сущности человека — миф о грехопадении отвечал всеобщему ощущению присутствия в мире зла [2].

Начиная с 11 века, эта модель смещается в сторону второй модели — «смерть своя» и является результатом «смещения смысла человеческой судьбы в сторону индивидуального начала». Это приводит к экзальтации индивидуальности, безумной любви к жизни и всему земному. Представление о продолжении существования после смерти проникнуто страстью «быть собой», человек стал ощущать несоответствие своей души и тела, идея бессмертной души овладела умами и все шире распространяться с 11 по 18 век. Даже слова «смерть» и «умер» заменяются другими: «Бог его душу взял», «отдал Богу душу». Появляется практика завещания и окончательного «запрятывания» мертвого тела [3; 11].

Но уже в 16 веке начинают складываться предпосылки для появления модели — «переворачивание» смерти, которая выражается в страхе смерти как боязни быть похороненным заживо, боязни, которая подразумевает, что есть некое смешанное и обратимое состояние, сочетающее жизнь и смерть.

В 19 веке, определяющим в модели смерти, становится изменение индивидуального самосознания — до сих пор его составляющим было чувство общности с другими («все умирать будем») и чувство собственной специфической индивидуальности («смерть своя»). В 19 веке и то и другое ослабевает, уступая место третьему чувству — «чувству другого, но близкого человека». Отсюда модель «смерть твоя».

«Страх умереть самому в значительной мере сменяется страхом разлуки с «другими», с теми, кого любишь. Древнее тождество между смертью и, физической болью, моральным страданием, грехом нарушается. Рай становится местом, где воссоздаются земные чувства и привязанности, где им гарантируется вечность [3; 11].

Современное общество воспринимает старение, смертельные болезни и умирание как полное поражение и болезненное непонимание ограниченности наших возможностей управлять природой. С точки зрения присущей нам философии прагматизма, подчеркивающей значение достижений и успеха, умирающий человек является потерпевшим поражение. Религия, способна быть значительной поддержкой для него, но в Европе в значительной степени она утратила свою ценность. Прагматическая житейская ориентация и материалистическая внутренняя установка пришли на смену религиозному горению. За небольшим исключением, западные религии уже не играют существенной роли в жизни, низведены до уровня формальных обрядов и утративших внутренний смысл церемоний [6; 11].

Страх смерти, испытываемый людьми, обычно связывается с осознанием ими траектории жизни. В отличие от животных, человек знает о своей смертности, о том, что рано или поздно ему придется пережить прекращение биологического существования. Взгляд на мир, выработанный наукой, базирующейся на материалистической философии, усиливает тяжесть положения умирающего. Ведь, согласно такому подходу, за пределами материального мира ничего не существует. Воспринимать реальность могут лишь живые организмы с функционирующими органами чувств. Сознание же рассматривается как продукт деятельности мозга и, следовательно, полностью зависит от его целостности и нормальной работы. Физическое уничтожение тела и мозга есть необратимый конец человеческой жизни [6].

Итак, изучив отношение к смерти с точки зрения психологии, культурологи и религии можно говорить о том, что важность танатологических исследований возрастает, в том числе и в связи с религиозно-культурологическим аспектом. Сама мысль о смерти в значительной мере индивидуальна, это обусловлено разными обстоятельствами, в их числе социальные условия, особенности, которые трактует вера, к которой принадлежит личность, а так же переосмысление ею различных религиозных догм.

Формирование отношения к предельному жизненному понятию «смерть» обуславливается следующими факторами: внезапность (насколько продолжительной была болезнь или же к смерти привел несчастный случай); отношение родственников (то, как складываются взаимоотношения родственников с умирающим человеком и друг с другом, влияет на успешность прохождения ими стадий приспособления к мысли о смерти); религия (принадлежность к той или иной вере влияет на отношение человека к смерти через представления конкретной религиозной системы о смерти); возраст (очевидно, что люди разного возраста по-разному воспринимают смерть и по-разному относятся к ней);

Насколько отлична жизнь, настолько же отлична и смерть, а так же страхи и переживания, связанные с ней.

Отношение к смерти и умиранию

«Смерть – это последнее критическое событие в жизни человека. На психологическом уровне смерть имеет личную значимость и личное значение для самого умирающего и его родных и близких. Умереть – значит прекратить чувствовать, покинуть любимых людей, оставить незаконченные дела и уйти в неведомое» [9, c. 546]. Умирание — процесс, в котором все живое пребывает с первого дня рождения. Каждый шаг, каждый год приближает нас к логическому завершению жизненного пути — смерти. Монтень говорил по этому поводу так: «Ваше бытие, которым вы наслаждаетесь, одной своей половиной принадлежит жизни, другой — смерти. В день своего рождения вы в такой же мере начинаете жить, как и умирать» [7, с. 98]. Переход от жизни через смерть к небытию сопровождается предсмертными эмоциями и особым поведением умирающих, если это не мгновенная, не неожиданная гибель.

Смерть — понятие многогранное; в ее многообразии можно выделить не только смерть физическую как распад тела, но и психическую смерть как разрушение психической деятельности, социальную — как утрату связи с другими людьми и уход от активной социальной деятельности, а также психологическую — как потерю значимых отношений, изменения в убеждениях и представлениях, разрыв привязанностей.

Человеческая смерть прочно вплетена в культурный контекст. Существуют собирательные представления о смерти, многие из которых отражены в литературе, искусстве, музыке, религии и философии. В большинстве культур смерть связана с особыми обрядами и ритуалами. «В зависимости от культурной принадлежности, а также от личных убеждений и толкований смерти человек может воспринимать это событие как внушающее страх, ужас и отвращение и стараться отложить его как можно дальше. Во многих других культурах и религиях смерть, напротив, воспринимается не как конец, а как перемещение из одного состояния в другое, вступление в новую, лучшую жизнь, переход к более высокому уровню существования» [5, c. 791].

Конечно, в различные исторические эпохи, на протяжении развития человечества отношение к смерти менялось. Филипп Арьес, разрабатывавший проблему смерти как проблему исторической антропологии, выделял пять этапов в изменении установок людей по отношению к смерти, и считал, что в изменении восприятия смерти находят свои сдвиги в трактовке человеком самого себя [1].

Первый этап, начиная с архаических времен и вплоть до ХIX века он обозначает выражением «все умрем». Это состояние “приученной смерти”, которую люди трактовали как естественную неизбежность. Уход из жизни не воспринимался как полный разрыв, так как люди не ощущали пропасти между миром живых и мёртвых.

Отсутствие страха перед смертью у людей раннего средневековья он объясняет тем, что, по их представлениям, «умерших не ожидал суд и возмездие за прожитую жизнь и они погружались в своего рода сон, который будет длиться «до конца времен», до второго пришествия Христа, после чего все, кроме наиболее тяжких грешников, пробудятся и войдут в царствие небесное» [1, c 98].

Второй этап — “смерть своя” — человек начинает в смерти открывать собственную индивидуальность, поскольку представление о страшном суде над родом человеческим сменяется новым представлением о суде над индивидом, который происходит в момент его кончины. Идея страшного суда была выработана интеллектуальной элитой и утвердилась в период между XI и XIII столетиями. «Данная эволюция отношения к смерти объясняется ростом индивидуального сознания, испытывающего потребность связать воедино все фрагменты человеческого существования, до того разъединенные состоянием летаргии неопределенной длительности, которая отделяет время земной жизни индивида от времени завершения его биографии в момент грядущего Страшного суда» [1, c. 115].

Третий этап — “смерть далёкая и близкая” — характеризуется крахом механизмов защиты от природы. «К смерти возвращается неукрощённая дикая сущность» [1, c. 153].

Четвёртый этап — “смерть твоя”. С ослаблением веры в загробные кары меняется отношение к смерти: её ждут как момента воссоединения с ранее ушедшим любимым человеком. «Романтизм способствует превращению страха смерти в чувство прекрасного» [1, c.208].

В своей книге «О смерти и умирании» Элизабет Кюблер-Росс описывала ситуацию, когда медицинский персонал узнавал о смертельной болезни пациента, медицинские сестры и врачи начинали обращать на таких больных значительно меньше внимания, общаясь с ними только по мере необходимости. Никто из персонала не хотел обсуждать с умирающим пациентом его чувства. Это исследование проводилось в середине 60-ых годов прошлого века [6].

Сегодня ситуация несколько изменилась. Появились специально разработанные обучающие программы для медицинских и социальных работников, работающими с умирающими людьми. Эти программы учат будущих медиков поддерживать контакт с умирающим пациентом и уважать его право на информацию. Сегодня общепризнано, что медицинские работники, адекватно оценивающие процесс умирания, способны поставить перед собой более реальные цели и спрогнозировать для пациента «хороший исход», при котором он сможет умереть с достоинством, получит возможность выразить свои чувства семье и друзьям и встретит смерть в соответствии с присущим ему стилем жизни.

Зачастую забота о здоровье больных или стареющих людей со стороны их окружения заключается в том, что им обеспечивается необходимый медицинский уход, комфортные условия быта, а психологическая помощь и поддержка, которые так нужны, чтобы справиться с охватывающим их беспокойством и мыслями о приближающейся смерти, отходят на второй план. Близкие в силу собственных страхов избегают разговоров на тему смерти с умирающим или стареющим человеком, тем самым оставляя его один на один справляться с тревогой.

Психолог Л. А. Китаев-Смык выделяет два главных фактора, влияющих на переживания умирающего:

  1. Внутренние физиологические предсмертные преобразования в его организме и влияние продолжающегося общения с окружающими людьми.
  2. Эсхатологические представления и установки человека, который находится присмерти. [4, c.121].

По мере того как люди стареют или заболевают, они начинают осознавать, что смерть уже не является столь отдаленным событием. Люди по-разному реагируют на эту финальную стадию собственного развития. Многие проходят через несколько стадий приспособления к умиранию и в итоге принимают неизбежность смерти.

В многочисленных научных публикациях, посвященных процессу смерти, описаны стадии, которые можно заметить, наблюдая умирающих, общаясь с ними. Р. Нойес выделил три стадии переживания состояния близости к смерти:

1. Сопротивление — происходит осознание опасности, появление чувства страха, направленность на борьбу с опасностью. В момент осознания тщетности попыток выжить и отказа от сопротивления страх исчезает и человек начинает ощущать спокойствие.

2. Обзор жизни — следует непосредственно за отказом от активного сопротивления. Обзор жизни проходит в форме панорамы воспоминаний, сменяющих друг друга в быстрой последовательности и охватывающих всё прошлое человека.

3. Стадия трансцендентности — логическое следствие происшедшего обзора жизни. Люди воспринимают своё прошлое со всё большим отдалением. В конце концов, они способны достичь состояния, при котором их жизнь видится как единое целое и вместе с тем в ней различима каждая деталь. Затем преодолевается даже и этот уровень, и умирающий, как бы выходя за пределы самого себя, испытывает трансцендентальное состояние, иногда обозначаемое как космическое сознание.

Некоторые авторы выделяют еще одну, четвертую – трансцендентную стадию смерти. Видение себя после смерти, с последующим возвращением к жизни. Особенно ярко и полно эта стадия была описана в книге Раймонда Моуди «Жизнь после жизни». Психотерапевт Элизабет Кюблер-Росс, много лет проработавшая с умирающими больными выделяла пять стадий умирания, или правильнее сказать, пять стадий приспособления к смерти:

1. Отрицание — человек отказывается принять возможность своей смерти. Узнав о том, что его болезнь смертельна, он уверяет себя, что это ошибка и диагноз поставлен неправильно.

2. Гнев — человек задаёт вопрос: “Почему именно Я?”. Фрустрация актуализирует обвинительные реакции, обращённые к врачам, к каким-либо другим людям или к судьбе вообще.

3. Торг — человек ищет способы преодоления жизни и обещает всё что угодно в обмен на продление своей жизни. Одни обещают врачам бросить пить или курить, другие, обращаясь к Богу, обещают начать в случае выздоровления праведную жизнь.

4. Депрессия — умирающий теряет интерес к жизни, его охватывает чувство безнадёжности. Человек горюет о предстоящей смерти и о разлуке с родными и близкими.

5. Принятие — на последней стадии человек смиряется со своей судьбой с неизбежностью смерти. И хотя человек не становится весёлым, у него в душе воцаряется мир и спокойное ожидание конца [6].

Стадии приспособления к смерти описывают обычные реакции человека на неизбежность смерти и помогают понять, какие чувства возникают у умирающего человека. Однако, в силу того, что каждый человек индивидуален, и что на его реакцию по отношению смерти влияет множество факторов, необходимо признать, что описанные стадии не универсальны. Не все люди проходят через каждую из стадий, и лишь некоторые проходят их именно в той последовательности, которая была рассмотрена выше.

«Каждый человек приспосабливается к смерти по-своему, поэтому в таких случаях ему не следует навязывать определенный набор стадий приспособления. Напротив, как утверждает Роберт Кастенбаум, следует позволить людям следовать их собственными путями к смерти. Когда они этого хотят, им следует говорить о своих чувствах, заботах и опыте, если у них есть вопросы, они должны получить на них ответы, необходимо упорядочить собственную жизнь, повидаться с родственниками и друзьями, простить и самим попросить прощения за ссоры и незначительные проступки. Все эти действия, утверждает Р. Кастенбаум, более важны для человека, нежели прохождение неких эмоциональных стадий в определенном порядке» [5, c. 800].

Итак, личность может по-разному реагировать на ситуацию столкновения со смертью, и то, как она реагирует, зависит от многих факторов. В любом случае, столкновение со смертью является по своей сути амбивалентным: с одной стороны, такая встреча может вселить ужас перед небытием и конечностью, то есть выразиться в усилившемся страхе смерти и оказать разрушительное действие на человека, а с другой — придать жизни смысл, сделать ее более полной и содержательной.

Зарубежные психологи и психотерапевты, разрабатывавшие основы экзистенциально — гуманистического направления (Р. Ассаджиоли, Дж. Бьюдженталь, Т. и Э. Йоманс, С. Левин, А. Маслоу, Р. Мэй, Дж. Рейнуотер, В. Франкл, Э. Фромм, И. Ялом и др.), очень часто рассматривали столкновение со смертью как одну из значимых возможностей для личностного роста. Эту точку зрения – что смерть вносит позитивный вклад в жизнь – принять не легко. И. Ялом в своей работе «Экзистенциальная психотерапия» пишет: «вещественность смерти разрушает человека, идея смерти спасает его… интеграция идеи смерти спасает нас: она действует отнюдь не как приговор, обрекающий на пожизненный ужас или мрачный пессимизм, а скорее как стимул к переходу в более аутентичный модус существования. Она увеличивает наше удовольствие от проживания своей жизни» [13, c.36, 39].

Можно выделить такие позитивные аспекты принятия собственной смертности как: 1) возможность испытать любовь; 2) поиск смысла жизни; 3) возможность стать собой.

Когда личность сталкивается со смертью и преодолевает опасения связанные с умиранием, она способна открыть для себя более полное существование, наполненное не тревогой, а любовью. Как пишет В. Жикаренцев, «когда страх встанет перед вами во весь рост, достигнет максимума, он опрокинется, и вы перейдете в какое-то из состояний любви, потому что любовь есть противоположность страху» [3, с. 85]. Роло Мэй считал, что любовь есть напоминание о смертности, и «что одно не может обойтись без другого» [8, с. 102], и что осознание своей смертности дает человеку возможность испытывать чувство любви, «наше ощущение смертности не только обогащает любовь, оно порождает ее» [8, с. 104].

Э. Фромм, считал, что человек сталкиваясь со смертью, приходит к пониманию того, что он рожден не по своей воле, и умрет вопреки своей воли, у него возникает чувство изоляции и одиночества, которые по мнению Э.Фромма может помочь преодолеть только любовь «при этом позволяя ему оставаться самим собой и сохранять свою целостность». [12, с. 36].

Другим часто отмечаемым моментом воздействия на жизнь смерти является усиление потребности в обретении смысла. В этом случае критическая ситуация, связанная с осознанием смерти, «заставляет» личность через смерть обратиться к собственной жизни, в частности, к основному ее компоненту — смыслу. «Экзистенциональный анализ подтверждает, что жизнь – это «бытие, обращенное к смерти». Осознание смерти является постоянным источником напряженности и экзистенциональной тревоги в организме, но оно также образует фон, на котором само бытие и время приобретают более глубокий смысл»[2, 631].

Дж. Рейнуотер пришла к выводу, что именно отношение к смерти определяет отношение к жизни «мы должны быть благодарны тому, что существует смерть. Именно она заставляет нас искать смысл жизни» [10, с. 215].

В своей работе «Человек в поисках смысла» Виктор Франкл писал, что: «Перед лицом смерти, как абсолютного и неизбежного конца, ожидающего нас в будущем, и как предела наших возможностей, мы обязаны максимально использовать отведенное нам время жизни, мы не имеем права упускать ни одной из возможностей, сумма которых в результате сделает нашу жизнь действительно полной смысла» [11, с. 191].

С точки зрения экзистенциональных психологов, для личности, находящейся в ситуации близости к смерти, может быть характерно более глубокое исследование себя, и осознание собственной уникальности.

Ирвин Ялом ссылаясь на свой собственный опыт работы с умирающими, на опыт коллег, а так же на литературные произведения, пришел к выводу о том, что смерть есть условие, дающее человеку возможность жить аутентичной жизнью. « Сознание смерти обостряет чувство жизни и радикально меняет взгляд на нее; оно дает нам толчок к переходу из модуса существования, основанного на отвлечениях, успокоениях и мелких тревогах, в более аутентичный» [13, c.48], что чаще всего ведет за собой полное внутреннее преображение.

Таким образом, не смотря на то, что смерть, как нам кажется, не несет никаких приобретений, столкновение с нею, тем не менее, способно приблизить человека к более полной жизни — острее ощутить любовь, обрести смысл жизни, стать собой. Однако, столкновение со смертью — весьма многогранный процесс, способный вызвать не только положительные, но и отрицательные изменения, как в мировоззрении, так и в жизни человека в целом.

Интересующие вас статьи будут выделены в списке и выведены самыми первыми!

Было бы интересно рассмотреть и духовный опыт ребенка, как вопрос трансформации отношений к конечности бытия и переживаний смерти в детском возрасте. Некоторые исследователи говорят об особой детской концепции смерти, которая имеет ряд существенных отличий от взрослой.

Смерть и отношение к ней

Отношение к смерти на протяжении исторического процесса.

Первый этап, названный им «смерть прирученная»и покрывающий период с древних времен раннего христианства и, оставаясь в народных массах, вплоть до девятнадцатого века, показывает, что отношение к смерти было как к естественномунеизбежномуявлению. Она не воспринималась как драма или трагедия, уход человека из жизни не воспринимался как полный разрыв. Этим и объясняется такое специфическое название этого этапа, Арьес считает, что это и есть «нормальное» отношение к ней, а нынешнее является «диким». В отличие от античной эпохи, где захоронения совершались за чертой города, в средневековье кладбища располагались на территории города или деревни, обычно у святых мест, при этом оно являлось местом общественной жизни, здесь постоянно собирался народ, осуществлялась торговля, обмен новостями, т. е. такого различия между жизнью и смертью, как в нынешнее время, не было, они как бы сосуществовали рядом в сознании людей. Его идеи подтверждают такие произведения как «Песни о Роланде», романы о рыцарях Круглого стола, рассказ «Три смерти» и повесть «Смерть Ивана Ильича» Л.Н.Толстого, а такжедругие многочисленные источники.

Второй этап в эволюции отношений людей к смерти, который относится к периоду с XII по XVII века, связан с идеей страшного суда, утвердившейся к этому времени и, названный Арьесом «Смерть своя». Представления о суде над всем родом человеческим сменяются представлениями о суде индивидуальном, который происходит во время кончины человека. Более важное значение придается погребальным обрядам.Постепенно создаются новые кладбища, расположенные вне городской черты. От былой близости живых и мертвых не остается и следа, она становится нестерпимой. Интересным моментом здесь являетсяфакт появления завещания — попытке освоения потустороннего мира. Завещание давало человеку возможность обеспечивать собственное благополучие на том свете и примирить любовь к земным богатствам с заботой о спасении души.

В третьем этапе, названным «смерть далекая и близкая», наблюдается развитие идеи страшного суда. Человек на протяжении всей жизни должен заботиться о своем посмертном существование. Озарение, которое может наступить в последнее мгновение может оказаться недостаточным для того, чтобы спасти свою душу. Именно покаяния и оплакивание своих грехов стало характерной чертой для того периода времени. С другой стороны этот этап характеризуется крахом механизмов защиты от природы, к смерти возвращается ее дикая неукрощенная сущность.

Четвертый этап многовековой эволюции в переживании смерти, названный автором«Своя смерть», ознаменовался комплексом трагических эмоций, вызываемый уходом из жизни любимого человека. Кончина близкого человека представляется более тягостной утратой, нежели собственная смерть. Смерть ждут как момента воссоединения с любимым существом, ранее ушедшим из жизни. Здесь даже романтизм способствует превращению страха смерти в чувство прекрасного.

В противовес этому в XX веке развивается страх перед смертью и самим ее упоминанием. Арьес назвал этот пятый период «Смерть перевернутая». В обществе становится неприличным само упоминание о смерти. По утверждению Арьеса общество ведет себя так, как будто вообще никто не умирает. Похороны проходят проще и короче, кремация сделалась нормой.

Объясняя, почему менялось отношение к смерти, Арьес ссылается на четыре «параметра», определяющие, по его мнению, отношение к смерти. Первое, это индивидуальное самосознание человека, т.е. насколько придается значение в обществе индивиду и группе. Второе, защитные механизмы против неконтролируемых сил природы, постоянно угрожающих социальному порядку. Третье, вера в загробную жизнь. И четвертая, вера в тесную связь между злом и грехом, страданием и смертью, основанная на библейском сюжете грехопадения человека.

Модели смерти В. Янкелевича.

Итак, сложная взаимосвязь между жизнью и смертью, рассмотренная на протяжении исторического процесса, наводит нас на мысль, что выработка «правильного» отношения к смерти может позволить нам повлиять на наше мировоззрение к жизни. Проблема выбора «правильного» отношения к смерти очень сложна и порой решается каждым человеком индивидуально, Модель смерти у одного человека, может быть совершенно неприемлемой для другого, но вместе с тем они оба могут считать свою позицию «правильной», потому что она дает им возможности для гармоничного развития.Более того, человек может сознательно не решать для себя этот вопрос, решив, что это дело не его компетенции и жить исходя из утверждения «на все воля Божья». Тем не менее, попытаемся рассмотреть возможные модели смерти, с тем, чтобы определить как та или иная модель отношения к смерти может влиять на состояние человека и его мировоззрение.

В. Янкелевич пытается рассмотреть смерть с различных точек зрения, пытаясь понять, какая из моделей смерти и, следовательно, какая модель отношение к ней наиболее приемлема для человека. Первую модель, которую он рассматривает можно охарактеризовать так: «Смерть точная, час точный, но неизвестный».Т. е. подразумевается, что час смерти каждого человека уже заранее кем-то, где-то, как-то определен, но он скрыт от человека. Эта ситуация подобна ситуации сприговоренными на смерть, не знающие своего смертного часа, и понимающие, что им уже не дано возможности повлиять на его отсрочку. Итак, нам не известен, прежде всего, ответ на вопрос «Когда», поэтому каждый час жизни может стать последним. Нет никакой гарантии, что для нас наступит завтра, что удастся прожить еще один час. Поэтому, чаще всего эта неуверенность в завтрашнем дне порождает в человеке тревогу и беспокойство. Фактически это означает некую иллюзорную отсрочку, это временный перенос того, что неизбежно, при этом изменить что-либо никто не в силах и нам остается только быть готовым, чтобы смерть не пришла неожиданно. Такой подход к смерти, по мнению автора, можно выразить формулой«непреодолимой тоски».

Перейдем теперь к так называемой модели «Смерть неточная, час неточный». Эта формула, несмотря на свою нелепость, встречается очень часто в сознании людей. Действительно, осознание того, что когда-нибудь я должен умереть кажется под час очень иллюзорным. Так как часнеточный то это может быть и завтра, и через месяц, и через год, а может быть и вообще не случиться. Человеку кажется, вот я жив и живу, я уже столько раз уходил от опасностей, что и в этот раз должен от нее уйти. Это порождает некую иллюзию бессмертия, а вдруг я исключение, неподдающееся общему правилу, вдруг мне предстоит жить вечно. Даже если это и не такто ведь смерть будет когда-то потом, неизвестно когда, азначит, я могу надеяться. Итак, подобная неопределенность способна породить самые безумные надежды. «То, что вообще когда-нибудь, однажды придется умереть, не является полноценным фактом, пока неизвестно «где», «когда», «как», «кто» и от какой болезни»(см.[2] стр. 149) Поэтому необходимость этого кажется уже не такой уж необходимостью. Действительно, когда человеку кажется, что его время еще не пришло и в ближайшем будущем не придет является как быбессмертным. Эту модель французский философ кратко формулирует как «безумную надежду».

Конечно, такой подход к классификации возможных моделей отношения к смерти является неполным. Так как автор рассматривает смерть исключительно с позициитого, чточеловек проживает единственную и неповторимую жизнь, и, естественно, предполагается, что он боится ее потерять. Легко предположить, что, имея глубокую веру в то, что после смерти нас ждет какая-то другая жизнь, например, что-нибудь наподобие жизни в раю, человек может не только не бояться смертного часа, а, следовательно, и не ожидать его с непримиримой тоской или отчаянием, но, даже зная о его приходе, относиться к нему спокойно как к часу избавления от страданий. Также возможны и более сложные модели отношения к смерти, не связанные на прямую со знанием даты смерти. Например, возможна модель, когда все поступки, совершенные человеком, отражаются на некоторой его посмертной жизни или, еще более сложная ситуация, когда действия человека и некоторой группы, связанных с ним как-то людей, влияют на дальнейшее его посмертное существование.

Надо отметить, что формулы, данные Янкелевичем, для каждой из моделей далеко не всегда могут соответствовать действительности. Например, Сократ в «Федоне», зная о приближающемся часе смерти, остается совершенно спокоен, он занимается обсуждением повседневных тем, и мы не видим у него ни тоски, ни обеспокоенности предстоящим концом. Бывает и так, что, зная о приблизительном часе своей смерти, (например, зная о неизлечимой болезни) человек не впадает в тоску или отчаяние, а начинает активную жизнь, зная, что до этого момента надо успеть сделать что-либо важное. Тем не менее, заслугойЯнкелевича можно считать, что он рассмотрел достаточно общие и типичные случаи отношения к смерти, выделив из них наиболее жизнеутверждающую с его точки зрения.

Итак, данная Янкелевичем классификация отношения к смерти, крайне слабо связана с понятием полной смерти или бессмертия. Хотя, возможно, и нельзя ни опровергнуть ни доказать тезис о вечной жизни или вечной смерти, или о жизни после смерти, представления о них, как уже было показано выше играет не последнюю роль в формирование человеческого мировоззрения, в том числе и в отношение смерти. Попытаемся далее проанализировать как-то или иное отношение к посмертному существованию может повлиять на отношение человека к смерти.

Модель отсутствия жизни после смерти.

Несмотря на столь «убедительные» аргументы, думаю можно предположить, что если отношение к бессмертию как-то и связано с достижением мира и прекращением войн, то эта связь очень слабая. Вряд ли даже если бы люди были убежденны в единственности и бесценности человеческой жизни, что-либо изменилось. Человек может заботиться и переживать за свою жизнь, но весьма равнодушно относиться к чужой. Вряд ли террористы, ставшие бичом нашего времени, задумывались о том, что умирающие благодаря им люди навсегда теряют свое право на жизнь. Также, думаю, вряд ли можно основывать свою точку зрения на высказывании отдельных личностей.

Особый интерес к проблематике смерти появился после публикации работ Доктора Моуди «Жизнь после жизни» и доктора Кублер-Росса «О смерти и умирании». В них были опубликованы результаты исследования многочисленных случаев видений во время клинической смерти. Поразительным оказалось, что почти все они оказались весьма схожи. Вкратце опишем их. Человек умирает,ивтот момент, когда его физическое страдание достигает предела, он слышит, как врач признает его мертвым.Онможет слышать неприятный шум, громкий звон или жужжание, и в то же время он чувствует, что движется с большой скоростью сквозь длинныйчерныйтуннель.После этогоон внезапно обнаруживает себя вне своего физического тела, но еще в непосредственном физическом окружении, он видит свое собственноетело нарасстоянии,какпостороннийзритель.Оннаблюдаетза попытками вернуть его к жизни, обладая этим необычным преимуществом, и находится в состоянии некоторого эмоционального шока. Черезнекотороевремяонсобираетсясмыслямиипостепенно привыкает к своему новому положению. Он замечает, что он обладает телом, но совсем иной природы и с совсем другими свойствами, чем-тофизическое тело, которое он покинул. Вскоре с ним происходят другие события. К нему приходят души других людей, чтобы встретить его и помочь ему.Онвидит душиужеумершихродственниковидрузей,ипереднимпоявляется светящеесясущество,откоторогоисходиттакаялюбовьидушевная теплота,какой он никогда не встречал. Это существо без слов задает ему вопрос,позволяющийемуоценитьсвоюжизнь,ипроводитегочерез мгновенныекартиныважнейшихсобытийего жизни, проходящие перед его мысленным взором в обратном порядке. В какой-то момент обнаруживает, чтоприблизилсякнекоемубарьеруилигранице, составляющей, по-видимому,разделмеждуземнойипоследующейжизнью.Однакоон обнаруживает,что должен вернуться обратно на землю, что час его смерти еще не наступил. В этот момент онсопротивляется,таккактеперьон позналопыт иной жизни и не хочет возвращаться. Он переполнен ощущением радости, любви и покоя. Несмотря на свое нежелание,он,темнеменее, каким-то образом воссоединяется со своим физическим телом и возвращается к жизни.

Хотя, как пишет доктор Моуди, — это только обобщеннаямодель посмертного опыта, и большинство опрошенных видели лишь несколько этапов из описанной модели.И хотя многие ученые-медики утверждают, что описанные посмертные опыты вовсе не являются какой-либо жизнью после смерти. А все это, по их мнению, связано со спецификой нервной системы, так, по их мнению, во время клинической смерти специфически реагирует мозг. Но вместе с тем, подавляющие число людей, переживших такой посмертный опыт, стали относиться к смерти более спокойно, исчез страх перед ней, потусторонний мир воспринимается как нечто более совершенное по сравнению с этим миром, более того эти люди стали более глубоко и осмысленно относиться к своей земной жизни. У многих из них менялось мировоззрение, особенно после того как им были показаны картины прошлого, в которых они вели себя не самым лучшим образом.

Таким образом, на основании этих опытов можно выделить отношение к смерти как к достаточно приятному процессу, все наши опасения относительно полного уничтожения оказываются напрасны, смерти не надо бояться, не надо воспринимать ее как трагедию и не надо воспринимать ее и как вечную разлучницу.

Подход к вопросу смерти Серафима Роуза.

Для истязания душ, проходящих воздушное пространство, установлены темными властями отдельные судилища и стражи в строгом порядке. По слоям поднебесной, от земли до самого неба, стоят сторожевые полки падших духов. Каждое отделение заведует особенным видом греха и истязает в нем душу, когда душа достигнет этого отделения. Прошедшие все испытания проходят через вечные врата и попадают в рай, где их встречают ангелы и другие спасшиеся души.Прохождения каждой из бесовских страж называется мытарствами. Прохождение через воздушные мытарства является этапом частного суда, посредством которого решается судьба души до Страшного Суда. Как частный суд, так и Страшный Суд совершается Ангелами, которые являются орудиями Божией справедливости: «Так будет при кончине века: изыдут Ангелы, и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную (Мф. 13, 49-50)».(см.[5], стр.23)

Надо отметить, что описанное здесь представление является учением, собранное русским православным богословом епископом Игнатием (Брянчаниновым) в XIXвеке. В основном, опираясь на его труды, а также на труды его современника епископа Феофана Затворника, Серафим Роуз описывает пребывание души после смерти. В своих же работах Игнатий Брянчанинов проводит тщательное исследование священного писания, и других православных первоисточников (житие святых, святоотеческие свидетельства)анализирует их,в том числе и по вопросу загробной жизни (этой теме у него посвящен целый том). Феофан Затворник, по словам Серафима Роуза, «делал тоже самое, но изложил более простым языком». (см.[5],стр4)

Хотелось бы отметить, что Серафим Роуз очень любит объяснять различные непонятные ему явления, тем, что это происки бесов. Это относится не только к вопросу о смерти, но также к вопросу о спиритизме, о неверных человеческих поступках и многим другим. С моей точки зрения, такой подход немного примитивен, не все и не всегда можно объяснить только при помощи одних лишь бесов, реально, все-таки все сложнее. Например, возвращаясь к проблематике смерти не совсем понятно, что должно происходить с душами умерших младенцев, а также душами слабоумных, уродов, идиотов. Как понимать их ответственность за прожитую ими жизнь, может ли идти речь о какой-то их личной вине. Наверное, нет, но тогда за какие грехи они должны отвечать на частичном суде. Как должны вести себя их души при прохождении мытарств, должны ли демоны беспрепятственно пропускать их в рай или же, как-то искушая их души, пытаться утащить их в ад.

Подход к вопросу смерти прот. С.Булгакова.

Таким образом, если мы понимаем загробную жизнь не только как мздовоздаяние, но и как продолжающуюся земную жизнь, то «для умирающих детей свойственно в земной жизни, подобно птице, касающейся крылом поверхности воды, приобщиться к жизни и войти в мир лишь для немедленного исхода. Жизнь таких детей протекает преимущественно в загробном состояние.»(см. [6], стр.[12]) Аналогичным образом можно рассуждать, когда речь заходит о слабоумных, идиотах и душевнобольных. Именно смерть избавляет их от уродства, позволяя жить полной душевной жизнью.

Итак, такой взгляд на проблему смерти и посмертного существования позволяет нам надеяться, если и не на полное искупление наших грехов, то по крайне мере на возможность прощения при нашем полном раскаянии.

Альтернативная христианскому представлению модель отношения к смерти.

Другая очень интересная модель смерти связана с предположением о том, что человеческая жизнь вовсе не единственная и неповторимая, а это серияобычных наших жизней. Душа человека после смерти человека каким-то образом переселяется в другое физическое тело. То есть рождающийся ребенок — это, на самом деле, не какая-то принципиально новая личность, а личность, продолжающая развиваться в новой жизни, правда, совершенно не помня свои предыдущие. Таким образом, смерть является как бы итогом некоторого этапа развития, в зависимости от которого человеческая душа воплощается в новое тело в тех или иных условиях в зависимости от своих прошлых жизней.

Так совсем в общих чертах выглядит эта модель. Надо отметить, что здесь остаются недосказанные многочисленные детали. Например, что включает в себя этап развития и само развитие, какова его конечная цель. По какому принципу осуществляется подведение итогов, и в каких именно условиях, в зависимости от этих итогов, оказывается вновь рожденная личность. Не останавливаясь подробно на всех этих деталях, ввиду того, что тут возможны различные варианты, которые прямо не связанны с проблематикой смерти, а их обсуждение заставило бы отойти от заданной изначально темы.

Рассмотренные модели отношения к смерти, конечно, не могут претендовать на какую-либо полноту охвата. Рассматривались наиболее типичные из существующих на сегодняшний день установок. Возможно, многие из рассмотренных моделей смерти исследованы не достаточно полно и основательно. Также, не удается найти ясного и однозначного ответа на вопрос какая из моделей отношения к смерти наилучшая для человека?Как уже отмечалось выше, выбор тех или иных убеждений по этому вопросу вещь очень индивидуальная с одной стороны и непростая с другой. Действительно, у каждой из описанных выше вариантов отношения к смерти много плюсов и минусов. Например, считая, что за гранью смерти нас всех (или почти всех) ждут, согласно исследованием доктора Моуди и его коллег, исключительноприятные и положительные впечатления, человек может перестать бояться смерти, но в тоже время перестать задумываться о совершаемых им поступках. Принимая христианскую модель отношения к смерти, с одной стороны получается постоянное напоминание о том, что любые действия в земной жизни влияют на дальнейшее посмертное существование, с другой может возникнуть ощущения страха перед смертью, а также постоянное самобичевание за совершенный в прошлом поступок, изменить который уже невозможно. Тут, конечно, следует оговориться, что идея страха за грехи перед Страшным судом совсем не является основополагающей в христианстве, хотя иногда ей придают слишком большое значение. Таким образом, хотелось бы отметить, что, возможно, не так важно какую из возможных моделей отношения к смерти выберет для себя тот или иной человек, важно, чтобы эти установки помогали, во всяком случае, не мешали, человеку оставаться полноценной личностью, уважающей как себя, так и других окружающих его людей.

Ф. Арьес, Человек перед лицом смерти, Пер. с фран.— М.: Издательская группа «Прогресс», 1992.

В. Янкелевич, Смерть, Пер с фран. — М.: Литературный институт им. А.М.Горького, 1999.

К. Ламонт,Иллюзия бессмертия,Пер. с англ. — М.: Политиздат,1984.

Моуди Р.Жизнь после жизни. Исследование феномена продолжения жизни после смерти тела. М.: Путь, 2000.

иер. Роуз С. Душа после смерти (Современные «посмертные» опыты в свете учения Православной церкви)

прот. Булгаков С. Жизнь за гробомБ-м 1988. (2 cd 1987 YMCA-PRESS)

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта — спам опубликован не будет

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?

Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Источники:
Отношение к смерти
Психологос энциклопедия практической психологии
http://www.psychologos.ru/articles/view/otnoshenie-k-smerti
Отношение к смерти 1
../../ Отношение человека к смерти (религиозно-культурологический аспект) И рождение, и смерть — естественные события индивидуального жизненного пути, но их эмоциональное воздействие и личное
http://hpsy.ru/public/x2468.htm
Отношение к смерти и умиранию
Отношение к смерти и умиранию «Смерть – это последнее критическое событие в жизни человека. На психологическом уровне смерть имеет личную значимость и личное значение для самого
http://www.b17.ru/article/17921/
Смерть и отношение к ней
Отношение к смерти на протяжении исторического процесса. Модели смерти В. Янкелевича. Модель отсутствия жизни после смерти. «Посмертные» опыты.
http://mirznanii.com/a/227657/smert-i-otnoshenie-k-ney

(Visited 6 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Отношения с девушкой Блог №1 о том, Как соблазнить девушку? Как построить идеальные отношения с девушкой? Идеальные отношения… (1)

Защита волос при окрашивании 20 ошибок при самостоятельном окрашивании волос Месяцы моральных терзаний, сомнений, сотни перечитанных форумов – и… (1)

Как завоевать мужчину тельца женщине козерогу Мужчина Телец и Женщина Козерог совместимость в любвиМужчина Телец и Женщина Козерог совместимость в любви… (1)

Свекровь и невестка гороскоп Гороскоп невестки и свекрови Невестки и свекрови. Почему они столь редко уживаются вместе? Может быть,… (1)

Иммуномодуляторы при аутоиммунных заболеваниях Иммуномодуляторы при аутоиммунных заболеваниях обладающих способностью изменять баланс Th1/Th2-клеток в указанном направлении. "- Александр Леонидович,… (1)

COMMENTS